Сергей Столяров
12 декабря – День Конституции Российской Федерации. В этом году мы отмечаем 19-ю годовщину принятия важнейшего документа. «Большое видится на расстоянии» – гласит народная мудрость. О том, каким видится Основной закон в свете событий прошедших лет, как с ним соотносится законодательная деятельность регионального парламента, размышляет председатель Законодательного собрания Ульяновской области Борис Иванович Зотов.
– Давайте мысленно перенесемся в начало девяностых – какими Вы запомнили эти годы? Каким, на Ваш взгляд, был общественно-политический фон, на котором готовился, а затем принимался Основной закон страны?
– Для России это был крутой поворот истории, и, конечно, этот период и все, что ему непосредственно предшествовало, вместили в себя массу событий, подчас драматических. К последним нужно отнести сепаратистские настроения в союзных республиках, а затем и распад СССР. Вслед за глобальным тектоническим сдвигом в мировой политике последовали внутренние российские беды – политический кризис, обострение обстановки в Чечне, разбалансировка финансовой системы, шоковая терапия… на них наложились спешная, «под гармошку», приватизация, обесценивание вкладов населения… Такой была обстановка, в Которой нужно было принимать конституцию, а на ее основе строить новое государство. Ситуация еще более обострилась после событий сентября-октября 1993 года, возник, по существу, острый конституционный кризис. По Указу Президента было созвано Конституционное совещание Российской Федерации, перед которым была поставлена задача в короткие сроки завершить подготовку проекта новой Конституции. В составе совещания от Ульяновской области работал Сергей Николаевич Рябухин, в последующем – председатель областного парламента, а тогда он работал заместителем главы администрации области.
12 декабря 1993 года состоялось всенародное голосование по Конституции России, в ходе которого за Конституцию проголосовали 58 процентов участников референдума. Принятый Основной закон и стал стабилизатором обстановки в обществе. С Конституции, как с нулевого километра, началось формирование основ нынешнего государства.
– Некоторые статьи Конституции написаны «высоким слогом». Не кажется ли Вам, что Основной закон Российской Федерации носит некий налет романтизма, высоких идеалов, которые порой трудно реализуемы в жизни?
– Конечно, всем нам хотелось, чтобы наши права, провозглашенные в Конституции, немедленно были реализованы. И романтизм, о котором Вы говорите, тоже витал в обществе, – мол, вот учтем все ошибки предшествующей жизни, сделаем правильные выводы и заживем по справедливости. Что тут можно сказать? Не все, что планирует человек в своей жизни, сбывается, а тут масштаб огромного государства…
Мы только что говорили об условиях, в которых готовился Основной закон страны. Ничего удивительного, что в таких условиях получили всплеск преступности, обыденным явлением стали рэкет, бандитизм – все, как на Диком Западе. При этом началось сокращение численности населения России. Эти тенденции удалось переломить только в двухтысячных годах, причем не сразу. Постепенно набирали силу здоровые конструктивные процессы, общество нащупывало линию поведения, искало нравственные ориентиры. Шел процесс упорядочения нашего жизнеустройства, укрепления госструктур, формировались межбюджетные отношения, постепенно стал повышаться жизненный уровень населения. Сошли на нет забастовки шахтеров, голодовки учителей. Стали вовремя выплачиваться зарплаты, стали расти и индексироваться пенсии и пособия. У страны появились нормальный бюджет, пенсионный фонд. Все это давалось не просто так, мы на региональном уровне понимали, какая борьба шла, да и сейчас идет за контроль государства над ведущими отраслями, за установление адекватных налогов и сборов.
Уже с двухтысячных, до самого кризиса 2008 года, экономика России росла хорошими темпами, хорошо наполнялись и федеральный, и большинство региональных бюджетов. У страны появился золотовалютный запас, один из крупнейших в мире. Это были, как сейчас вспоминают, «тучные годы», период, когда Россия по экономическим показателям стала приближаться к лидерам мировой экономики. Это были принципиально иные условия, в которых стала формироваться система социальной защиты и поддержки. И если поначалу социальные меры были в основном адресными, точечными, то в дальнейшем появилась возможность поддержки целых социальных и профессиональных групп. И сейчас, по прошествии 19-ти лет, мы уже можем говорить, что Российская Федерация становится социальным государством. Вот такой срок понадобился, чтобы реализовать простую, казалось бы, формулу седьмой статьи Основного закона.
– Между тем появляются новые вызовы, которые, как вулканы, дремали до поры, – экстремизм, коррупция, бюрократизация. Когда принималась Конституция, об этих проблемах современной России как-то не думали…
– Не соглашусь с Вами. И думали, и писали, и предупреждали. И мы видим, как реагируют на это президент, правоохранительные органы. Борьба и с экстремизмом, и с коррупцией ведется очень серьезная и на федеральном, и на региональном уровне. Сформированы соответствующие структуры, приняты программы, наработана нормативно-правовая база. Например, в целях противодействия коррупции в области создан институт уполномоченного, который проверяет законопроекты на коррупциогенность. Кроме него это делают Общественная палата, а также прокуратура и территориальное управление министерства юстиции. Все сильнее звучит голос общественности, которая не остается в стороне.
К сожалению, в ряду вызовов последнего времени стоит информационный экстремизм. Вроде все шло замечательно – гласность, открытость, снятие запретов на мнения, на публикацию своей точки зрения. И вдруг эти возможности переросли в другую крайность -вседозволенность, разжигание нездоровых страстей, использование «черного пиара». Не случайно в ряде стран уже приняли законы, ограничивающие распространение в Интернете экстремистских и им подобных материалов.
Что касается бюрократии в современной России, многое проистекает от нашего вековечного неуважения к личности, что ли…
Вроде и механизмы преодоления бюрократических приемов созданы, я имею в виду сроки ответов на обращения граждан, ответственность в случае волокиты, а проблема по-прежнему актуальна. Между тем в Конституции Российской Федерации заложен порядок защиты прав граждан, и он, при необходимости, реализуется посредством обращения в суды общей юрисдикции, а также в Конституционный суд. Этот институт наделен исключительными полномочиями в сфере публичного и частного права. И надо сказать, сотни, если не тысячи российских граждан нашли поддержку в Конституционном суде. Есть пример и по нашей области. Одна из жительниц Вешкаймского района, получив когда-то служебное жилье и отработав положенное по закону время, не могла доказать свое право на приватизацию этого помещения. А определение Конституционного суда восстановило законное право заявительницы.
– А что Вы скажете о местном самоуправлении? Конституция вывела его из системы органов государственной власти. Логика законодателя понятна – люди на местах лучше знают свои проблемы, значит, надо дать им возможность решать их самим, исходя из возможностей. Но вот с возможностями-то и закавыка: в большинстве муниципалитетов, особенно в сельских поселениях, нет достаточных ресурсов – ни финансовых, ни материальных…
– Вы правы. Если исключить крупные города, областные центры, которые тоже относятся к муниципальному уровню, у нас не достигнута сбалансированность между полномочиями органов местного самоуправления и финансовым обеспечением этих полномочий. А в большинстве сельских поселений собственные финансовые ресурсы недостаточны. Для примера возьмем строительство и содержание дорог местного значения, мостов -это капитальные сооружения, для этого нужна и техника, и квалифицированные специалисты. Полномочий у местных администраций по 131-му Федеральному закону более тридцати, а источников финансирования на их исполнение – раз-два и обчелся. Я имею в виду местные налоги. Не случайно, наверное, возникла дискуссия о целесообразности сохранения сельских администраций в их нынешнем виде.
– Борис Иванович, Вы сказа-ли, что Российская Федерация не на словах, а на деле становится социальным государством. Законодательное собрание Ульяновской области совсем недавно приняло областной бюджет на 2013 год. Достаточен ли он, чтобы реализовать те многочисленные обязательства и гарантии, что отражены в майских Указах Президента, а также в решениях местной власти?
– Не скажу, что бюджет позволяет закрыть все потребности, по он достаточен для исполнения всех взятых обязательств. Более семидесяти процентов поступивших доходов пойдет на социальную сферу. Более половины всех жителей Ульяновской области получат материальную поддержку в той или иной форме. Только на реализацию закона о ветеранах труда Ульяновской области планируется направить 1 миллиард 300 миллионов рублей -это примерно шесть процентов всех доходов, а в целом меры социальной защиты и поддержки предусматривают расходы более семи миллиардов рублей. Большие средства будут направлены в образование и здравоохранение -более трети поступивших средств. По-прежнему серьезное внимание будет уделено поддержке материнства и детства. Мы, безусловно, выполним поручение президента России о доведении заработной платы педагогов общеобразовательных школ до средней зарплаты по экономике региона, это будет сделано уже в декабре текущего года, а также реализуем дальнейшие поэтапные меры по другим профессиональным категориям социального блока. В частности, срочно нужно повышать зарплату вспомогательному техническому персоналу школ, детских садов, медицинских учреждений, работникам культуры и т. д.
В этом ключ и к стабильности России, и к благополучию ее граждан. К тому, о чем говорится в Конституции.