В свои 22 года Екатерина Наумова уже получила свой первый орден Ленина, а в 36 стала Героем Соцтруда.
На свое первое место работы Екатерина Григорьевна Наумова устроилась, едва ей исполнилось 14 лет. Признается честно – семья была большая, нужно было помогать родителям, но и сама она взрослела – хотелось и одеваться, и на танцы ходить. В 22 она уже получила свой первый орден Ленина, а в 36 стала Героем Соцтруда. Всю свою жизнь трудилась на нелегкой и неженской работе – была наладчиком на моторном заводе. В самом начале ее пугали – береги руки-ноги, со станками работать опасно, а сейчас она смеется: «Бог, видно, уберег – 39 лет проработала, и все целое».
На Ульяновский моторный завод, а тогда еще завод малолитражных двигателей – Катя пришла совсем юной. Вспоминает, как тогда начальник цеха посмотрел на худенькую девчонку в ситцевом платьице и пыльных босоножках, спросил: «Куда же ты хочешь пойти работать?». А она не смутилась и ответила: «Я завод не знаю, куда поставите, туда и пойду».

Военная коза
Екатерина Григорьевна родилась в Ульяновске в 1938 году. До войны семья, в которой подрастали четверо детей, жила в поселке Тути, в доме-«засыпушке». Такие сколачивали из двух рядов досок, а для тепла внутрь стен засыпали опилки с песком, но от зимних холодов это не слишком хорошо спасало. Когда отец ушел на фронт, стало очень тяжело – до города не дошла война, зато дошел голод.
– Мы тогда еле выжили, – вспоминает Екатерина Григорьевна. – Сначала выручало то, что у нас была коза. Да и мама часто уезжала то рыть окопы, то работать в колхозе за горсть зерна. Потом, когда козы не стало, дедушка присылал молоко из деревни.
С фронта отец вернулся весь израненный, но с победой. И уже спустя два года семья справляла новоселье – вместе со своими братьями папа построил на берегу Свияги дом. А там и новая радость – родилась первая «послевоенная сестренка» Антонина.
– Мы тогда завели корову и радовались, что хоть Тоня молока попила досыта, – улыбается Екатерина Григорьевна.

Первая зарплата
Едва окончив семилетку, Катя побежала искать работу. Учебу бросать не хотела, поэтому решила так – найдет работу, получит справку, что она трудоустроена, и тогда можно будет поступить в вечернюю школу. Обошла весь город, заходила и в швейные мастерские, и на фабрики, но с трудом устроилась только на солебазу – больше никуда не брали. Может быть, действительно не было мест, а может, работодателей смущал юный возраст Екатерины. Мама, узнав о том, что дочь пошла работать, сначала не возражала, а потом помощницы дома стало не хватать, нужно было пасти корову. С работы пришлось уйти, но поступить в вечерку девушка все же успела. А на свою первую зарплату Катя смогла купить две пары шелковых чулок – себе и маме.

Побег
Чуть повзрослев, Екатерина устроилась в «Заготзерно». Трудилась там больше года, разгрузила за это время тонны зерна, наглоталась пыли. И когда в 1955 году объявили набор на Ульяновский завод малолитражных двигателей, она сразу постаралась туда попасть.
– На завод очень хотелось, – вспоминает она. – Тогда вся молодежь шла туда, и мне хотелось чего-то нового. В то время и на заводе-то не было особых условий – цеха холодные, работа тяжелая, но я этого не боялась.
Оказалось, не все зависело от желания девушки – примерную сотрудницу со старого места работы не отпускали. Обещали сделать бригадиром, повысить зарплату, даже пугали судом. Тогда ей пришлось идти на хитрость – своему начальнику она сказала, что уезжает на Дальний Восток к сестре, а сама сбежала из «Заготзерна» на завод.

«Сижу за столом, нажимаю на кнопочки»
На завод 17-летнюю Екатерину приняли, но к работе она приступила только через два месяца – сначала всю молодежь отправили в колхоз на уборку урожая. Потом вызвали на завод, направили учиться работать на шлифовальных станках. Проворная девушка попутно разобралась и в других станках участка, стала присматриваться к работе наладчика.
– Был у нас наладчик Федор, я везде за ним бегала, так всему и научилась, – рассказывает Екатерина Григорьевна.
Поэтому когда Федор заболел, на его место поставили молодую сотрудницу.
– Я отказывалась, убеждала, что есть работники намного опытнее и старше меня, – говорит она. – Но все-таки приказом меня перевели на новую должность – временно.
«Временно» она проработала полгода, да так и осталась там на постоянной работе. Екатерина Григорьевна признается: было тяжело. Чтобы на участке не было брака, а рабочие не простаивали и получали хорошую зарплату, нужно было все уметь и все успевать. Поэтому были и слезы, и дикая усталость. Да еще отец предупреждал – не лезь в станки, опасно! Каждый день то ли шутя, то ли всерьез просил: «Ну-ка покажи руки, все пальцы целы?». Мама тоже беспокоилась, но Катя успокаивала ее: «Ничего страшного, сижу за столом, нажимаю на кнопочки». А сама возвращалась домой перемазанная маслом и мазутом.

Первый орден
В 1957 году Екатерина стала бригадиром комсомольской молодежной бригады, которая решила бороться за звание бригады коммунистического труда. Взяв на себя непростые обязательства, заводчане под руководством 19-летней наставницы выполнили все условия и в 1958 году первыми в области получили почетное звание. Спустя два года членов образцовой бригады наградили грамотами и премиями, а Екатерину Григорьевну – орденом Ленина. Дома такими достижениями дочери гордились, но больше волновались – куда эта дорога ее заведет и будет ли она ей под силу?
– А я сама ни о каких званиях и медалях не думала. Просто не умела отказываться, выполняла все, что от меня требовали, – объясняет она.

Мама-депутат
Вскоре молодой наладчице снова добавилось хлопот – в 1963 году Екатерину Наумову избрали депутатом Верховного Совета. К тому времени девушка уже вышла замуж и родила дочь, поэтому жизнь снова пришлось перекраивать и теперь уже разрываться между работой в первую смену, депутатской работой во вторую и домашними делами по ночам. Когда поняла, что маленькая дочь растет без нее, хотела от всего отказаться, но со всеми домашними хлопотами помогли справляться домочадцы – муж, мама и свекровь. В нелегкой депутатской работе помогал председатель горисполкома Георгий Дмитриевич Курнаков. Катя быстро всему научилась, стала помогать землякам – кому место в детском саду получить, а кому и квартиру. В общей сложности Екатерина Григорьевна пробыла депутатом 26 лет – сначала в Верховном, затем в городском совете.

Знак качества
В конце 60-х на моторный завод привезли новое производство, в цехах появилось новое оборудование, работать с которым пригласили уже опытную Екатерину Наумову.
– Я тогда советовалась с мужем, как мне поступить. Он, сам инженер-конструктор, ответил: дело твое, но знай, будет тяжело. А я этого не боялась. Вот такая была! В 1970-м году перешла трудиться на новый участок. Изучила технологии обработки деталей, станки, познакомилась с рабочими, и работа пошла. В 1973 году бригада Наумовой получила звание участка высокого качества, а у нее самой появилось личное клеймо – показатель высокого доверия к работе мастера, который доставался единицам на заводе. Спустя год вышел приказ наградить наладчицу Наумову вторым орденом Ленина, золотой медалью «Серп и Молот» и присвоить ей звание Герой Соцтруда.
Сама Екатерина Григорьевна вспоминает, что тогда было волнительно и… тяжело. Многие завидовали такому успеху молодой работницы. А сама она говорит:
– Я не старалась быть героем. И даже, если честно, никогда этого не хотела.
Зато мужа не смущали ни ее успехи, ни ее Звезда Героя Соцтуда. Он лишь соглашался с тем, что для него жена Катя – его личная звезда.

Военная закалка
На моторном заводе Екатерина Григорьевна отработала почти 40 лет. Сейчас она говорит:
– Свое дело я всегда любила, на работу бегом бежала, так полюбила завод.
Но и добавляет:
– Я ведь тогда ничего не боялась. А теперь, когда вспоминаю, как работала, думаю, что сейчас бы так не смогла. Такая смелая была, и откуда что бралось? Видно, война закалила.
Анастасия Гайнутдинова