Обалдеть! Размер премии имени Аркадия Пластова, вручаемой ульяновскими властями художникам-реалистам, составит в этом году 20 млн рублей. Или полмиллиона фунтов стерлингов. Или больше 600 тысяч долларов, что приближается к Нобелевской премии. Жжем, что называется.

Я знал о Пластове еще тогда, когда он был жив.

Помню его кончину в 1972 году и поразительный факт: известнейший художник, академик был по-хоронен не в Москве, где-нибудь на Новодевичьем, среди звезд и знаменитостей, а на сельском кладбище своей родной Прислонихи Карсунского района. На его могиле был установлен опять же не памятник работы крупного скульптора, а большой деревянный крест. Не любил он почестей при жизни, укрылся от них и после смерти, и это одна из причин, почему я, слабо разбиравшийся в живописи, относился к нему всегда с большущим уважением.

Потом познакомился с его работами, не совсем, на мой взгляд, в стиле реализма, а почти импрессионистскими со стопроцентно реалистическими сюжетами. И в них стойкое очарование – буйством красок, мощью, запахом полевых цветов и свежескошенной травы, всего, что он так, по-видимому, любил.

В своем селе художник не кичился, был с земляками ровней, бесконечно писал с них портреты, помогал в нужде. И вряд ли он обрадовался бы, узнав, что под его имя разбрасываются миллионы бюджетных рублей, в области, где народ живет очень бедно. Ладно бы это были деньги от спонсоров, как и бывает вмире, где под такие дела создаются специальные общественные фонды, которые скапливают премиальные средства. У нас, к примеру, это могли бы быть деньги от господина Рябова, завладевшего с помощью адмресурса, кажется, уже половиной Ульяновска и стремящегося завладеть его второй половиной. Почему бы ему не поделиться?

Так нет же: из бюджета, близкого к полному банкротству, ведь только что вышло постановление о приостановке финансирования большинства областных программ – из-за отсутствия средств. Среди «замороженных», между прочим, и такая программа, как «Культура в Ульяновской области». Есть и еще более остронуж-дающиеся сферы, на которые тоже нет денег. Это, например, «Развитие здравоохранения», «Молодежь», «Обеспечение жильем молодых семей», «Охрана окружающей среды», «Повышение безопасности дорожного движения», «Обновление подвижного состава общественного автомобильного транспорта» и т.д. В каждой из этих сфер хоть караул кричи.

На 20 млн вполне можно было бы купить десятка полтора новых автобусов.

И знаете, что, я думаю, сделал бы Аркадий Пластов, если бы был жив и обо всем этом узнал бы? Скорее всего, он снял бы свое имя с этой премии.

Сергей Поленов