В наши дни в Мелекесском районе чудом уцелела лишь одна-единственная церковь дореволюционных времен. В судьбе Христорождественского храма в селе Лебяжье отражается история Поволжья и всей России. На днях «Народная газета» совместно со специалистами регионального комитета по культурному наследию посетила этот уникальный памятник истории.

Восстание Пугачева
Первая деревянная церковь, построенная без единого гвоздя, появилась здесь в 1754 году. Уже в те времена храм стал местом исторического события: в Поволжье бушевало пугачевское восстание, а село Лебяжье считалось гнездом бунтовщиков. Василий Торнов, известный сподвижник Пугачева, перс по происхождению, собрал здесь большой отряд добровольцев и, помолившись в деревянной церквушке, отправился на воссоединение с основными силами восставших. Домой добровольцы так и не вернулись: бунт был подавлен, большинство из них погибли в боях, а Василий Торнов был схвачен и отправлен из Симбирска в Москву, где 10 января был повешен на Болотной площади вместе с Емельяном Пугачевым.
После подавления бунта российской армии было приказано устроить жесткую «зачистку» неспокойного Поволжья. Вскоре в Лебяжье пришли отряды карателей и сожгли село дотла.

Прерванная история
После пугачевского бунта жители заново отстроили Лебяжье, а в 1847 году перестроили храм, поставив его на каменный фундамент. Теперь село строилось от церкви — с тех пор улицы Лебяжьего расходятся крестом от ее колокольни. Прихожане сами обжигали кирпичи и подвозили их к месту строительства на своих подводах — церковь, бывшую тогда не только религиозным, но и общественно-культурным центром жизни, возводили всем миром.
Христорождественский храм получился самым большим на множество верст вокруг — во время праздничных служб в нем помещалось до тысячи человек. В конце XIX века к церковному ансамблю прибавились здание церковно-приходской школы (1894 г.) и здание земской школы (1863 г.).
В последние годы существования Российской империи Поволжье явно процветало. В 1906 году церковь снова перестроили, теперь она была полностью каменной (освящена в 1908 году). Вместе с церковью росло и село: к 1910 году в Лебяжьем насчитывалось
700 дворов, почти 4 тысячи жителей, 2 церкви, 2 земские школы, волостное правление, 10 ветряных мельниц, 3 крупообдирки и 3 маслобойки.
Трудно представить, каким стало бы село сейчас, если бы его развитие (как и развитие всего Поволжья и всей России) не было прервано сначала Первой мировой войной, а затем революцией.

Борьба с религией
Лихие времена Гражданской войны село Лебяжье пережило в стороне, беда сюда пришла значительно позже, в тридцатые. В 1933 году, на волне антирелигиозной кампании, власти приняли решение разрушить Христорождественский храм как крупнейший в районе центр религиозного культа. Но выполнить это решение большевикам не удалось.
— Купола пытались сорвать тросом, прикрепленным к трактору, — рассказывает настоятель храма отец Дионисий. — Однако трос оборвался, едва не поубивав всех рабочих. В этот момент из собравшейся толпы вышел председатель местного сельсовета. Главный коммунист Лебяжьего сказал рабочим с большевистской прямотой: «Если вы нашу церковь разрушите, мы вас в ее руинах и похороним». Рабочие немного подумали, оценили решительный настрой толпы, собрались и уехали…
Возможно, это заявление стоило председателю карьеры (если не жизни), однако храм он спас. Власти изменили свое решение: церковь закрыть, но не разрушать, а передать здание под хозяйственные нужды. Сначала в нем хранили картофель, потом зерно, а затем надолго приспособили под склад ядохимикатов.
Буквально вытравив прихожан из церкви, советы прервали историю Христорождественского храма на долгие 56 лет…

Восстановление храма
История продолжилась в 1989 году, когда приход возглавил отец Иоанн, дедушка нынешнего настоятеля. Возрождение началось самым будничным образом: приехавший в Лебяжье священник засучил рукава, взял в руки лопату и начал разгребать накопленные за полвека грязь и нечистоты. Вскоре к нему один за другим начали присоединяться местные жители — в опасной атмосфере бывшего склада ядохимикатов они выносили мусор, очищали стены, перекрывали крышу, делали отопление… Уже 2 августа 1989 года в Христорождественском храме прошла первая служба.
— Я все детство провел рядом с дедом, — рассказывает отец Дионисий, внук отца Иоанна. — Хорошо помню, как мы с ним зимой ходили по местным жителям, собирали подписи за открытие храма. А потом ездили и получали от сельчан деньги на реставрационные работы. Как и в старину, церковь возрождали всем миром, жители скидывались, кто сколько может, не остались в стороне и руководители Майнской ковровой фабрики, Майнской птицефабрики, совхоза им. Крупской… Вернули и чудом уцелевшие с дореволюционных времен две иконы старого храма, которые жители припрятали в 30-е.
Протоиерей Иоанн был настоятелем церкви до 2000 года и пользовался большим авторитетам среди односельчан, потом его сменил на посту внук — нынешний настоятель отец Дионисий. Возрождение храма в Лебяжьем стало главным делом семейной династии священников… В 2012 года в отношении церковного ансамбля началась работа по проведению государственной историко-культурной экспертизы. Она необходима для обоснования принятия решения о включении объекта в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации.

Возрождение культуры
Работы по реставрации Христорождественского храма еще продолжаются, но если чисто хозяйственные проблемы, накопившиеся за полвека заброшенности, священники и прихожане успешно решают, то культурные последствия полувекового официального атеизма будут аукаться еще долго.
Несмотря на популярность в народе храма (сюда приезжают помолиться и обвенчаться даже из Черемшана и Ульяновска), количество прихожан по сравнению с дореволюционными временами еще низкое: даже в праздничные богослужения в храме, рассчитанном на тысячу прихожан, собираются лишь 300-400 человек. И это в Лебяжьем, известном своей религиозностью… Отец Дионисий признает, что борьба за души еще только началась. И с удивлением отмечает, что одними из самых ревностных прихожан сегодня являются местные цыгане.
Другая проблема вскрылась, когда отец Иоанн пригласил ульяновских художников расписать церковь (старые фрески за годы советской власти почти не сохранились). Художники отработали на совесть, но вот беда: многие их фрески, сделанные старательно и талантливо, не соответствуют канонам православной живописи. Древнее искусство и многовековая культура ныне почти забыты творческими людьми, которых несколько поколений заставляли творить только в рамках соцреализма… Это тоже проблема, которую еще предстоит решить. Причем не только в одном конкретном селе Лебяжьем, а в масштабах всей Ульяновской области.
Максим КУЗНЕЦОВ