Звезда «Интернов» предлагает ввести в России новый праздник – День суслика.
В минувшее воскресенье творческую встречу с ульяновской публикой в ДК «Губернаторский» провел известный российский сценарист, режиссер и актер Иван Охлобыстин. Человек, придумавший культовый в конце прошлого столетия сериал «ДМБ», в недавнем прошлом священник отец Иоанн, доктор Быков из популярного долгоиграющего проекта ТНТ «Интерны» за кулисами оказался человеком простым, добрым, негламурным, умным и интересным собеседником. В чем «УП» смогла убедиться лично.

– Иван, откуда вообще происходит Ваша фамилия – Охлобыстин?
– Кажется, происходит она от глагола «хлобыстнуть», распространенного в Тверской области. Ведь семья моя из города Кашина, что под Тверью. Хлобыстнуть – значит ударить. Это связано каким-то образом с заводилами-драчунами. Так что Охлобыстины то же самое, что Забиякины.
– Как не сойти с ума, играя нереально сложную с точки зрения психологии и логики главную роль человека не от мира сего в недавнем сериале Первого канала «Метод Фрейда»?
– Сложно, но возможно. Хотя я намучился главным образом из-за того, что почти на два месяца мне пришлось покраситься и стать жгучим брюнетом. От экспериментов гримеров с моими ресницами – было и такое предложение – я наотрез отказался. Во-вторых, там возникали проблемы со сценарием, когда к концу съемок пятой серии вдруг выяснилось, что даже сценаристы сами не помнят, кто убийца. Но как-то, благодаря правильной режиссуре и сильной актерской команде, мы вырулили. И у зрителей «Метод Фрейда» раздражения не вызвал. Логично было бы ждать продолжения. Но без меня вряд ли. А я в ближайшие полгода крепко занят в съемках очередного сезона «Интернов», где играю белесым. И ежедневно перекрашиваться – на такой подвиг не готов.
– От «Интернов» еще не
подустали?
– Устаешь, когда работа тебе неприятна. А в «Интернах» мы работаем с удовольствием. Это – нестыдный проект. Я сам смотрел только первые несколько серий и еще немного из середины. Результатом удовлетворен. Хотя, на мой взгляд, доктор Быков иногда порой излишне экзальтирован, но такова концепция образа. Вообще я уверен, что в России, наконец, научились снимать сериалы качеством не хуже, чем полный метр. Я тут жене, чтобы она как многодетная мать, сидя дома, не заскучала, накачал на айпад несколько сериалов, включая «Интернов». Смотрит с удовольствием. И мне стало не так неприятно и сниматься в сериалах, и смотреть их.
– Ваша жена Оксана Арбузова, звезда фильма «Авария –
дочь мента», ушла из большого кино. Ваша инициатива? Не жалеете, что Оксана больше не снимается?
– Она самостоятельно и сознательно сделала этот выбор, чтобы заниматься домом и нашими шестью детьми. Я не настаивал и не приказывал. Мне очень жаль, что Оксана так решила. Но и отговаривать ее не хочу.
– Как священник в недалеком прошлом, можете определить, что в нынешнем православии по-человечески правило, а что догма, которой можно пренебречь?
– Догматом пренебрегать нельзя. Он следит в первую очередь за совершением церковного обряда. Это очень важно. Лишь людям несведущим происходящее может показаться театрализованным представлением. На самом деле это строгий ритуал, позволяющий выстроить свою психику таким образом, что она станет наиболее восприимчивой к чему-то, чему в светском языке названия нет, а на церковном это называется благодатью. Благодать – ясность. 80-летняя старушка может забыть дорогу домой, но при этом помнить, что плохого она сделала, по ее мнению, неделю назад. И исповедуется в этом. В то время как 30-летний здоровый мужик, при том, что пользуется GPS-навигатором, не помнит, что хорошего он сделал вчера. И кто из них живет дольше? Старушка.
– До сих пор в школах нередки случаи, когда старшеклассники пересказывают «Идиота» Достоевского не по первоисточнику, а по Вашему фильму «Даун-хаус».
– Нынешние подростки в принципе ничего не читают. Так хоть по нашему фильму приблизительно будут знать сюжет. Из-за «Даун-хауса» я уже несколько лет как вызван на дуэль подругой моей мамы. Она работает в школе и однажды, проверяя сочинения старшеклассников, посмотревших фильм и не читавших роман Достоевского, пришла в ужас, когда в 60 процентах работ по «Идиоту» обнаружила при пересказе сюжета фразу о том, что Парфен Рогожин убил и съел Настасью Филипповну. Как в нашем фильме…
– Говорят, что при поступлении во ВГИК абитуриент Охлобыстин устроил приемной комиссии незабываемое шоу. Что это было?
– Когда я поступал, один из членов приемной комиссии заявил: «Удиви меня». Ну я его и послал на хер. Потому что я во ВГИК не удивлять пришел, а покорять мир. Он сначала ругался на меня с красным лицом, а потом смеялся. Ведь задачу его я все-таки выполнил – он удивился.
– В фильме «Заговор» Вы сыграли Григория Распутина. Алексей Петренко, играя Распутина в «Агонии», по его словам, чуть с ума не сошел. А с Вами ничего мистического не случалось?
– Случалось. И на съемочной площадке, когда во время сцены съемок убийства моего героя несколько дублей заклинивало бутафорский пистолет. И после съемок, когда я однажды, переходя трамвайные пути, не увидел несущегося на меня из-за угла трамвая. В этот момент меня будто окликнул по имени чей-то голос. Я обернулся, отступил назад. И трамвай промчался прямо перед моим носом. Словно сам Гришка Распутин меня от смерти спасал…
– Для моего поколения, мужавшего в «лихие 90-е», Вы –
один из авторов идеологии «ДМБ»: суслик есть, даже если его не видно. Как Вам кажется, сейчас это мировоззрение по-прежнему актуально?
– Даже еще актуальнее. Настолько, что в круг Зодиака, особенно для нашей страны, пора вводить тринадцатый знак – суслика. А День суслика пора делать общероссийским праздником и выходным днем. Все у нас вроде идет само по себе. И вдруг раз – и стагнация. И все ведь знают, что она, как тот суслик, есть, хотя ее и не видно. Это российский суслик в состоянии сожрать всю российскую экономику и навсегда испортить жизнь в нашей стране, как раз в тот момент, когда «мы стали более лучше одеваться».
Аккомпанировал Ивану Охлобыстину на творческой встрече с ульяновцами молодой российский пианист Лука Затравкин, известный в России и за ее пределами не меньше, чем его звездный отец, художник и наш земляк Никас Сафронов. За кулисами Лука признался «УП»:
– Я уже второй раз на родине отца. Первый раз около десяти лет назад приезжал с ним вместе сюда в гости к деду Степе. Те детские впечатления плохо отложились в моей памяти. Сейчас главное, что запомнится, – увы, ульяновские дороги, которые оставляют желать лучшего. Правда, говорят, у вас есть какой-то новый супермост. По нему один раз проехал президент Медведев, а местные все равно предпочитают старый. А новый мост после проезда Медведева законсервировали и сделают из него музей?.. Шучу, конечно, но с привкусом грусти…
Совсем недавно я по настоянию отца поменял фамилию. После одного из концертов Никас с гордостью предложил мне быть по паспорту не Затравкиным, а Сафроновым. Чтобы мы с ним вместе под одной известной фамилией делали общее дело. Он на полотнах, а я в музыке будем дарить людям высокое искусство. Родной город моего отца в этом плане приятно меня поразил. Здесь публика культурно образована и интеллектуально способна воспринимать классику, любит ее.
Мне совершенно неважно, кто, что и как про меня напишет. Даже если журналистов я интересую больше не как пианист, а как человек, похудевший на 70 килограммов – это все равно информация в копилку обо мне. Я интересен, и, значит, интересно то, что я делаю на сцене…
Артём Артёмов