На Волге хотят запретить траловый лов рыбы.
Ввести табу на этот способ добычи рыбы предлагают депутаты Самарской области, однако сделать это можно только на федеральном уровне. Чтобы выйти с соответствующей инициативой, парламентариям из соседнего региона нужно собрать доказательную базу об ущербе экологии. Между тем мнения экспертов на этот счет разнятся.
Проблемой тралового лова народные избранники озаботились после того, как в конце прошлого года в Сызрани и в Самаре прошла серия пикетов. С призывом полностью запретить этот способ добычи рыбы на Волге на улицы тогда вышли рыбаки-любители. По их мнению, из-за трала заиливается дно водоемов и сокращается количество рыбы. В Ульяновске любители посидеть с удочкой на берегу пикетов не устраивали, но, судя по сообщениям на местных форумах, солидарны с позицией соседей.
На стороне обычных поклонников рыбной ловли «тяжелая артиллерия»: в пользу запрета высказался профессор Института экологии Волжского бассейна РАН Игорь Евланов: «В связи с тем, что численность запасов рыбы в волжских водохранилищах, в том числе и Саратовском, сокращается, качество воды не благоприятствует воспроизводству рыбы, я считаю, что траловый лов должен быть запрещен. Для донных видов рыб он губителен, ибо наносит серьезный ущерб состоянию водной среды», – цитируют слова эксперта федеральные информагентства. На самарских депутатов доводы рыбаков, подкрепленные мнением профессора, подействовали, однако оказалось, что ограничение траловой ловли невозможно установить на региональном уровне – это полномочия Федерального агентства по рыболовству. Чтобы объявить этот способ добычи рыбы вне закона, необходимо внести изменения в правила рыболовства, утвержденные для Волжско-Каспийского бассейна, а для этого нужно сначала доказать, что траловый лов действительно наносит значительный ущерб экологии. Между тем единства по этому вопросу у экспертов нет.
Среди противников запрета, например, специалисты департамента охоты и рыболовства Самарской области. Они уверены: данный способ вылова рыбы не только не наносит особого вреда, поскольку «донный трал ходит по одним и тем же местам», но и способствует очищению дна Волги, в том числе и от рыболовных сетей, остающихся после браконьеров.
Мнение самарских коллег в целом разделяют и ульяновские специалисты.
– Однозначного мнения о том, вреден ли траловый лов, нет. Мы задавали этот вопрос ученым-ихтиологам. Они считают, что траловый лов не наносит существенного ущерба популяции рыбы, потому что происходит в основном по руслу реки – на мелководье тралами не ловят, – отмечает Сергей Бобков, начальник отдела охраны и использования объектов животного мира министерства лесного хозяйства Ульяновской области. По его мнению, гораздо больший вред речным обитателям наносит сброс воды в весенний период, во время которого гибнет много икры. Впрочем, информация о том, что численность запасов рыбы в Волге год от года сокращается, сильно преувеличена, считает эксперт.
– Тенденции к сокращению популяции рыбы не наблюдается – судя по тому, что квоты на вылов не уменьшаются, а их определяют в соответствие с проведенным ихтиологическим учетом. Причем осваиваются квоты на высоком процентном уровне – это показатель того, что рыба есть. Даже если бы квоты были каким-то образом завышены, рыбы-то в реке от этого не прибавилось бы, – объясняет Бобков. – Конечно, бывает временами клев лучше или хуже. Недавно, например, прошел слух, что в Волге стало меньше судака, но это не подтвердили ни данные ихтиологического учета, ни опрос рыбаков-любителей.
Пока вопрос тралового лова решается, Средневолжское территориальное управление Федерального агентства по рыболовству на всякий случай планирует усилить контроль над траловым ловом на территории Саратовского и Куйбышевского водохранилищ. В том числе путем установки GPS-навигаторов на промысловых судах и изготовления электронных карт акваторий, разрешенных для лова тралом.

Яна Крапивина