Общественная палата измерила «градус» социальных проблем.
Доходы богатых и бедных в Ульяновской области отличаются в тринадцать раз. Люди считают бесполезными молодежные организации. Благотворительностью в регионе занимаются мало и практически игнорируют современные ее формы: перевод денег через банки и Интернет. Эти и другие выводы получила региональная Общественная палата, исследовав состояние гражданского общества.

Цифра разлада – тринадцать

Более половины жителей Ульяновской области причисляют себя к среднему классу. Самоощущение граждан соответствует реальным цифрам. По последним статистическим данным, двадцать два процента людей имеют среднедушевые денежные доходы в диапазоне 10-15 тысяч рублей, примерно столько же людей зарабатывают от 15 до 25 тысяч рублей. Практически во всех регионах Приволжского федерального округа наблюдается похожая картина.
В группу со среднемесячными доходами свыше 25 тысяч рублей попадает двенадцать процентов всего населения Ульяновской области. Это примерно как в Пензенской области, Удмуртии, Кировской области. Лишь около семи-девяти процентов населения имеют такой доход в республиках Марий Эл, Мордовия, Чувашия и Саратовской области.
Доход ниже прожиточного минимума получают пятнадцать процентов наших граждан. Считает себя бедным каждый четвертый ульяновец. Однако наметилась тенденция на снижение количества бедных в регионе. Пять лет назад социально неблагополучных семей было почти на четверть больше. Сегодня таких семей около двух тысяч. За это время в два раза вырос объем средств на оказание мер социальной поддержки. Надо полагать, что эти процессы напрямую связаны: количество бедных в регионе снижается благодаря социальным программам. Несмотря на то, что больше всего поддержки в нашем регионе получают многодетные семьи, до сих пор именно они остаются за чертой бедности. Семьдесят пять процентов семей, в которых рождается третий и последующие дети, имеют душевой доход ниже прожиточного минимума.
По словам председателя региональной Общественной палаты политолога Нины Дергуновой, назревающую революцию можно диагностировать по разнице в доходах между самыми богатыми и самыми бедными. Критичной считается разница в пятнадцать-семнадцать раз, оптимальная разница – в восемь-десять. Среднедушевой доход «богачей» Ульяновской области составляет около сорока тысяч рублей ежемесячно, в то время как самые бедные получают три тысячи рублей. То есть доходы этих двух крайних групп различаются в тринадцать раз. «Пока наше общество не настолько поляризовано, чтобы ненавидеть друг друга», – анализирует Нина Дергунова.

Архаичная благотворительность

До ненависти, может, еще далеко, а вот об очень низком уровне межличностного доверия в региональном сообществе эксперты-социологи говорят. Об этом косвенно свидетельствуют данные опроса о занятиях благотворительностью.
Выяснилось, что за последние три года только 4,7 процента опрошенных постоянно занимались благотворительностью. Несколько раз занимались безвозмездной работой на благо других около сорока процентов опрошенных, лишь однажды – двадцать один процент. Достаточно много респондентов затруднилось ответить на этот вопрос.
В Ульяновской области пожертвования осуществляются, как правило, в виде милостыни (86%) или непосредственной передачи вещей нуждающимся (54,2%). В каких-либо благотворительных акциях большинство опрошенных – шестьдесят один процент – участия не принимали. Обезличенные способы сбора пожертвований: через счет в банке, мобильную связь, ежемесячные отчисления части зарплаты – популярностью не пользуются.
Чаще всего люди дают деньги на лечение больных детей и на ликвидацию стихийных бедствий. Почти девяносто процентов опрошенных граждан сами никогда не обращались за помощью в благотворительные организации. Они либо решают свои проблемы самостоятельно, либо не сталкивались с необходимостью обращаться в подобные организации.
Чаще всех благотворительностью занимаются люди средних лет и пожилые, бизнесмены (84,2%), граждане с доходом менее пяти тысяч рублей на одного члена семьи (53%), а также жители села (54,5%). Реже всех помогают нуждающимся мужчины и неработающие пенсионеры.

Общественность для имиджа

Одним из самых важных показателей состояния гражданского общества является работа общественных организаций. По словам Нины Дергуновой, общество и власть научились разговаривать друг с другом, но еще не научились совместно работать. «Общественные организации должны перестать играть чисто имиджевую роль для региона. Хотелось бы, чтобы заинтересованность власти выражалась не в виде красивых слов, даже не в виде грантов, а в виде конкретного плана, что и как мы должны делать вместе».
Мнение Нины Владимировны подкрепляют данные исследования. В 2012 году прирост некоммерческих объединений произошел за счет религиозных организаций и территориальных органов общественного самоуправления. А вот профессиональных союзов, призванных защищать права и свободы трудящихся, стало на 21 меньше.
Социологи в своем исследовании делают такие выводы касательно профсоюзов: «К объективным причинам падения профсоюзного членства можно отнести попытки государственных структур сузить сферу деятельности профсоюзов, вмешательство во внутрипрофсоюзную жизнь. В числе субъективных причин: отставание форм и методов работы профсоюзов от требований современной жизни общества, слабый уровень правовой защищенности членов проф-союза, недостаток информации о деятельности профсоюзов всех уровней и недостаточная квалификация профсоюзных кадров, отсутствие необходимых личностных качеств у профлидеров».
Также исследователи отмечают, что многие общественные организации заняты исключительно собой, не интересуются проблемами общественного характера. Есть мистически ориентированные ассоциации, замкнутые на себя конфессиональные сообщества, чей рост наблюдается в последнее время в регионе.
По мнению граждан, общественные организации должны работать для того, чтобы заниматься благотворительностью или выступать в качестве правозащитников. Такие организации меньше всего представлены в области. А вот среди активно действующих – те, которые, по результатам опроса, «вовсе не нужны». К таким граждане отнесли молодежные политические и молодежные неформальные объединения. Социологи считают, что это может быть связано с тем, что многие молодежные организации склонны к экстремистской деятельности и по-прежнему бытует устойчивое мнение о том, что «политика – дело грязное» и портит молодежь.
По мнению половины опрошенных, общественные объединения пользуются поддержкой у населения, но игнорируются властями. 43 процента респондентов считают, что и у населения они не пользуются широкой поддержкой. Около сорока процентов людей ответили, что в их населенных пунктах объединения вообще не функционируют. Столько же опрошенных граждан заявили, что общественные организации имеют значительное влияние на население и органы власти. Такой разброс мнений может свидетельствовать об отсутствии внятной государственной политики в отношении некоммерческого сектора.

Неопределённая стабильность

В качестве первоочередных проблем в 2012 году население региона обозначило низкие доходы, рост цен на товары и услуги, неудовлетворительную работу системы ЖКХ. Также люди очень недовольны состоянием дорог и благоустройством населенных пунктов.
В среднем по муниципальным образованиям лишь десять процентов опрошенных отметили, что «все идет достаточно хорошо», сорок девять процентов граждан сказали, что «возникают некоторые проблемы, но пока удается их решать». Но в то же время значительное число людей отмечает, что «жить стало очень трудно, много проблем» (37%) и «терпеть наше бедственное положение уже невозможно» (4%).
По уровню социального оптимизма в регионе зафиксировано состояние неопределенности. Однако полученные средние показатели не свидетельствуют о «плохом» состоянии дел, а наоборот, говорят об определенной стабильности в Ульяновской области.
Исследователи относят большинство жителей нашего региона к инертно-созерцательному типу личности, когда люди наблюдают за тем, что происходит, но сами проявлять активность в решении проблем не хотят. По мнению членов региональной Общественной палаты, условия для социальной активности или пассивности создает власть. Грамотная политика может стимулировать участие граждан в жизни региона и страны.
Екатерина Нейфельд