Борис Минаев
Никто в мире так не отдыхает, ну и ладно. Мы не хотим в этом году на Канары, мы не едем зимой кататься на лыжах. Мы хотим дачи по полной программе. В ней наше спасение и наша надежда.
только русский человек из-за дачи может плюнуть на все. И вместо того, чтобы увольняться, переучиваться, переезжать, бастовать, бросать и начинать все сначала – как это сделал бы его собрат в любой другой стране, – терпеливо ждет конца весны, чтобы махнуть на дачу.
только русский человек, вдруг разбогатев, может вложить все свои деньги в трехэтажный, мрачный и огромный каменный дом за городом. И это – сразу после щитовой «бытовки», минуя все промежуточные стадии. Ну опомнись, ну вложи куда-то еще, ну сбереги, ну пусти в оборот… Сколько денег с банковских счетов перетекло в эти стройматериалы? Один Бог знает.
Дача – это явный национальный фетиш.
Это огороженная территория, на которой нет никаких общих правил, никаких законов, никакого государства. Нет государства. За это мы ее и любим, черт побери.
Устойчивый образ жизни, а не ракеты, не космос, не господство в мировом океане, даже не количество нобелевских лауреатов и книг на душу населения – это и есть сила нации. Сила не внешняя, а внутренняя. Никак не выявленная, никем не обозначенная. Именно она, эта сила привычки и образа жизни, позволяет существовать стране в сегодняшних условиях – и продолжать поражать мир своим не очень заметным, но могучим присутствием.
Никто не знает, что бы могло произойти, если бы не такой фактор стабильности, как наша русская дача. Она за последнее столетие заменила собой лапти, гармошку, балалайку, даже не знаю что еще. Песни и пляски. Битье морды. Баню, блины, водку, икру, катание на тройках, как это ни кощунственно звучит. Дача стала главным резервуаром национального духа. Именно наша смешная и покосившаяся, требующая вечного ремонта, абсолютно бескомфортная, не пригодная для холодного времени года, наполненная старой мебелью и ненужными книжками – да еще и высасывающая кровь своими никому не нужными грядками, поливками, препирательствами с соседями.
…Ведь именно здесь мы становимся абсолютно свободными.
Сходишь на своей станции – и точно знаешь, что документы здесь у тебя проверять не будут. Остаешься в одних плавках – и наплевать на чужие взгляды. Орешь во все горло – и все в кайф.