Оксана Моисеева
Житель Ульяновска Владимир Губин живет так, будто в сутках для него не двадцать четыре часа, а все сорок восемь. Владелец единственного в регионе кафе-бильярда «Меркурий», он больше десяти лет назад создал бесплатную детскую секцию бильярдного спорта, которая за это время выросла практически до международного уровня.
Недаром деятельность Владимира Николаевича несколько лет назад «за большой личный вклад и популяризацию бильярдного спорта» была отмечена специальным дипломом, который вручил ему в Сочи тогдашний председатель Олимпийского комитета Леонид Тягачев. Но «Меркурий» – это не только бильярдный клуб, но и кафе с двумя залами, собственным кондитерским цехом и великолепной кухней, в котором ульяновцы с удовольствием справляют свадьбы, дни рождения и прочие праздники. Казалось бы, обычному человеку управления всем этим хозяйством хватит с лихвой. Но восемь лет назад Губин начал заниматься коневодством, а оттуда плавно «перешел» к созданию собственного личного приусадебного хозяйства, так что теперь на арендованной им земле не только элитные русские рысистые и першероны, но и коровы, и овцы. Более того, сейчас Владимир Николаевич строит в «Меркурии» уникальный бильярдный зал с трибунами и мечтает еще открыть школу конного спорта.
Первые учителя
Свои «первые университеты» Владимир Губин прошел еще в детстве. Он учился в Карсунской школе-интернате – той самой, где сейчас кадетский корпус. И благодарность тогдашнему директору-фронтовику и другим преподавателям сохранил на всю жизнь:
– Мы все делали сами – работали на пришкольном участке, обеспечивая себя овощами и фруктами на весь сезон, всегда сами делали ремонт, а на сэкономленные деньги ездили в Москву, Ленинград и другие города. Там работало столько кружков и спортивных секций, что каждый мог найти себе занятие по душе. Директор и наши учителя были удивительные люди – им никогда не было жалко для нас времени, они вкладывали в нас свой опыт и свои знания и учили не только предметам – учили именно всему, самой жизни.
Уже в школе Владимир стал заниматься спортом. Стал чемпионом «Пионерской» и «Комсомольской правды» по многоборью. Потом он поступил в Ульяновское физкультурно-педагогическое училище, где «переключился» на лыжи, получив по этому виду спорта звания кандидата в мастера. А после армии увлекся дзюдо.
– Я очень хотел стать тренером, мне нравилось работать с детьми. Я и в пединститут года через четыре поступил, на факультет физвоспитания. Но сами понимаете, сколько получал молодой специалист в училище. Поэтому всегда приходилось, как тогда говорили, «шабашить». Вот где пригодились навыки, полученные еще в интернате. Мы клали кровлю, ставили срубы, выполняли другие строительные работы. В общем, я тогда просто разрывался между работой тренера и необходимостью зарабатывать более-менее нормальные деньги. И выбрал все-таки строительную бригаду. Потом занялись торговлей – когда перестройка началась и народу разрешили попробовать зарабатывать деньги.
Начало «Меркурия»
В 2000 году Владимир Губин выкупил одно из общественно-производственных зданий на улице Шолмова. Тогда оно пребывало в совершенно заброшенном состоянии. Сегодня здесь находится кафе-бильярд «Меркурий», который известен не только в регионе, но и за его пределами. На базе «Меркурия» уже больше десяти лет работает единственная в городе бесплатная секция бильярдного спорта для детей. За это время здесь выросло столько юных чемпионов, что под завоеванные кубки и дипломы впору отводить отдельную комнату.
– Бильярдом я начал заниматься почти случайно. Как-то меня с легкостью обыграл худенький парнишка в очках. Меня это здорово задело: как же, я такой весь из себя спортсмен, чем только не занимался – от лыж до борьбы, а тут меня какой-то «ботаник» сделал. Стал знакомиться с азами бильярдного спорта, потом втянулся.
Первые бильярдные столы в будущем «Меркурии» были самодельные – Владимир с товарищами сделал их сам, поскольку настоящие в то время достать было практически невозможно. Дали объявления в газету, прошлись по школам, приглашая ребят в бильярдную секцию. В клуб потянулись школьники.
– В то время как раз был очередной всплеск интереса к этому виду спорта. Мы пригласили Виталия Лабзина, легенду ульяновского бильярда, он в него играет уже больше сорока лет. Он стал приходить, заниматься с нашими ребятами. Потом нас очень поддержали другие спортсмены – Анатолий Кочков, основатель Ассоциации, борец Михаил Елизарьев. Занятия были бесплатные – это при том, что час обучения игре на бильярде в Москве тогда стоил полторы тысячи рублей. Но ведь в моем детстве со мной занимались бесплатно – вот и настало время долги отдавать.
Зал с трибунами…
для бильярда
Со временем в «Меркурии» стали проводить ежемесячные соревнования. Когда наши спорт-смены впервые поехали на первенство страны в Калугу, то очень волновались, думали, как бы оказаться где-нибудь в «золотой середине». А в итоге устроили там настоящую сенсацию. Сергей Курманаев и Дмитрий Орлов, разгромив всех своих соперников, встретились в финале – такой казус в истории отечественного бильярда случился впервые. Калужские журналисты тогда писали: «Два ульяновца прошли по соперникам, как два катка». В итоге победил Курманаев, и наши ребята привезли на родину сразу и «золото», и «серебро».
Во время зимних школьных каникул в «Меркурии» прошел юбилейный, десятый турнир, в котором приняли участие почти полторы сотни участников. Те самодельные бильярдные столы уже давно заменили на фирменные, причем количество их значительно увеличилось, помещения клуба обрели новый стильный дизайн (чего стоит оформление потолка… перевернутым бильярдным полем с приклеенными к нему шарами), а занятия в секции для ребят по-прежнему остаются бесплатными. И поток желающих научиться владеть кием не иссякает.
– С какого возраста берем? – улыбается Губин. – Да как только человека из-за стола видно, так и берем. Если нет, но очень хочется – ставим ему подставку и тоже берем!
Сейчас в «Меркурии» полным ходом идет стройка – надстраивается третий и четвертый этажи. Владимир Николаевич воплощает в жизнь свой проект по созданию единственного в России бильярдного зала с трибунами.
– Я ведь по многим клубам ездил, у каждого брал что-то, что мне понравилось. Здесь площадь примерно две с половиной тысячи квадратных метров, так что и столы можно удобно разместить, и трибуны поставить – на возвышении, чтобы было удобно за действом на столах наблюдать. Если успеем к сентябрю, когда начинается сезон, то сбудется моя заветная мечта!
Земля для ЛПХ
Кстати, «свои долги» Владимир Николаевич отдает не только ребятам, которые бесплатно посещают его клуб. Уже пятый год здесь проходят благотворительные обеды для пожилых и малоимущих жителей микрорайона. Ведь «Меркурий» – это еще и великолепное кафе с двумя просторными залами, собственным кондитерским цехом и магазинчиком. Продукцию этого цеха расхватывают в буквальном смысле слова как горячие пирожки, хотя ассортимент мастеров «Меркурия» пирожками отнюдь не ограничивается. Например, для изготовления настоящей итальянской пиццы установлена специальная печь, а супермодные сейчас мастичные торты делают на заказ. Во все тонкости мастерства пекаря и кондитера Владимир Николаевич вникает лично:
– Когда я технолога-кондитера для повышения квалификации своих работников приглашал, то вместе с ними сидел и учился. Так что разбуди меня в два часа ночи, и я вам все виды теста перечислю. Тут мне недавно одна бабулька говорит: «Владимир Николаевич, а вы вчера в цех не приезжали!». Я спрашиваю: «Откуда узнали?», а она: «А хлеб был немного не пропечен».
Лет восемь назад Владимир Губин гостил у одного друга, и тот предложил ему покататься на лошади. После прогулки Губин слез с коня и понял, что пропал. Эта прогулка стала первым шагом к рождению еще одной сферы интересов Владимира Николаевича. Сначала он занялся коневодством. Взял в аренду землю в полуразрушенном совхозе «Красноармейский» недалеко от станции Охотничья, потом получил кредит в «Россельхозбанке» на развитие личного подсобного хозяйства. Теперь, кроме сотни элитных лошадей, в хозяйстве у Губина и коровы, и овцы. Проблема одна – земля эта находится в федеральной собственности и выкупить ее никак нельзя. Срок аренды закончился, и теперь предпринимателю нужно участвовать в аукционе, чтобы ее возобновить. А когда не чувствуешь себя хозяином на своей земле, это очень мешает развитию хозяйства.
– Знаете, у меня есть еще одна мечта – сделать там детскую школу верховой езды, – говорит Владимир Николаевич. – Можно туда детишек, больных ДЦП, – ведь им иппотерапия очень рекомендована. Но ведь тогда там нужно все обустраивать как следует: и манеж, и раздевалку, и душ, и домики. Я и так хотел здесь домики для рабочих поставить, земли обрабатывать, которые сейчас никому не нужны, – вон грязь да бурьян растет. Но ведь сюда миллионов пятьдесят надо вложить, чтобы до ума довести. А если тебя отсюда потом попросят, поскольку земля не моя – тогда что?