Продолжаем начатое дело публикации краеведческих статей, вышедших в печати еще в прошлом веке и пока недоступных широкой аудитории в Интернете. Сегодня, в связи с годовщиной Победы, представляем вашему вниманию подробные воспоминания протоиерея А. Смирнова о пребывании в Ульяновске эвакуированной в годы войны Московской Патриархии во главе с патриаршим местоблюстителем Сергием Страгородским. Воспоминания вышли в “Ульяновской правде” в 1991 году и предваряются статьей нашего известного краеведа Сергея Петрова.
В наши дни немало пишут о патриотической деятельности Русской православной Церкви в годы Великой Отечественной войны. 22 июня 1941 г. местоблюститель патриаршего престола митрополит Сергий (И. Н. Страгородский) обратился к народу с историческим посланием», в котором призвал его к священной борьбе с фашизмом. Глава церкви писал: «Наши предки не падали духом и при худшем положении потому, что помнили не о личных опасностях и вы¬годах, а о священном своем долге перед Родиной верой, и выходили победителями. Не посрамим же их славного имени и мы – православные, родные им по плоти и вере. Отечество защищается оружием и общим народным подвигом, общей готовностью послужить Отечеству в тяжкий час испытаний всем, чем каждый может».
В октябре 1941 года руководство церкви было эвакуировано из Москвы в Ульяновск, где находилось до сентября 1943 года. Существует несколько версий причин приезда церковного руководства во главе митрополитом Сергием именно в наш город, а не в Оренбург, куда его первоначально направляли. Одна из них утверждает, что ехать в Ульяновск будущему патриарху рекомендовал выпускник Симбирской духовной семинарии настоятель Николо-Кузнецкой церкви Москвы, ректор Московской духовной академии А.П. Смирнов.
Оказавшись в Ульяновске, митрополит Сергий продолжил свою патриотическую и пастырсную деятельность.
В июне 1942 года из Ульяновска ушло сообщение о сборе трех миллионов рублей и множества теплых вещей для фронта. 30 декабря 1942 Года патриарший местоблюститель призвал к сбору средств на танковую колонну имени Дмитрия Донского и сообщил об этом телеграммой Сталину. Через несколько дней Сталин ответил телеграммой:
«Ульяновск. Патриаршему местоблюстителю Сергию, митрополиту Московскому.
Прошу передать православному русскому духовенству и верующим мой привет и благодарность Красной Армии за заботу о бронетанковых силах Красной Армии. Указание об открытии специального счета в Госбанке дано. Сталин».
В июле 1943 года в Ульяновске, в здании закрытой в 1931 году Ильинской церкви, было проведено предсоборное совещание, на котором Сергий был рекомендован к избранию патриархом Московским и всея Руси. В начале сентября митрополит Сергий был доставлен из Ульяновска в Москву, где состоялось его встреча со Сталиным, имевшая поворотное значение для положения всей церкви. Избранный 8 сентября 1943 года на пост патриарха, Сергий 15 мая 1944 года скончался. На вакантное место заступил избранный 4 февраля 1945 года патриархом митрополит Ленинградский и новгородский Алексий.
В избрании нового патриарха принимали участие также наши земляки. Их вы видите на сделанной в Москве фотографии. Второй слева в первом ряду – ульяновский священник Н.А. Цветков, четвертый – А.П. Смирнов, чьи воспоминания сегодня публикует газета. Впервые они были опубликованы в 1947 году в малодоступной книге «Патриарх Сергий и его духовное наследство».
С. Петров, краевед.
москва в ульяновске1
В отношении Патриархии исполнительный комитет Московского городского Совета 7 октября 1941 года за №3/331 постановил предложить последней временно покинуть Москву, тем более, что масса верующих словесно и письменно умоляла митрополита Сергия поберечь себя и других работников Патриархии.
Возглавляющему Московскую Патриархию митрополиту Сергию попечительная любовь его священного окружения составила почетную свиту.
В состав этой свиты вошли пребывавшие тогда в Москве: митрополит Киевский и Галицкий Николай, архиепископ Можайский Сергий, архиепископ Иоанн, управляющий делами Московской Патриархии протоиерей Н.Ф. Колчицкий, настоятель Московской Николо-Кузнецкой церкви протоиерей А.П. Смирнов, протодиакон Г.К. Антоненко, келейник блаженнейшего митрополита Сергия – иеродиакон Иоанн (Разумов), домашний врач и обслуживающий персонал Московской Патриархии.
В сопровождении указанной свиты митрополит Сергий покинул Москву в день праздника Покрова Пресвятой Богородицы 1/14 октября 1941 года в 4 часа 40 мин. вечера.
Нас провожали представители Моссовета, и от них мы узнали, что блаженнейший митрополит Сергий выразил пожелание не уезжать дальше любимой им реки Волги. Учитывая это желание митрополита, гражданская власть, предполагавшая создать центр Московской Патриархии в городе Чкалове, решила, по желанию митрополита, перенести его в город Ульяновск на Волге.
В 1 час ночи 6/19, в воскресенье, поезд с блаженнейшим митрополитом Сергием подошел к городской станции Ульяновск.
Вместе со мной встречал этот поезд председатель Ульяновской церковной общины Н.С. Соколов. Митрополит Сергий уже заснул и его решили не тревожить. С председателем церковной общины мы уговорились, что в наступивший уже воскресный день, в 9 час. Утра два московских протоиерея, прибывшие с митрополитом Сергием, о. Николай и о. Александр, придут в Ульяновскую городскую приходскую церковь к литургии, встретятся здесь с верующими, поговорят с ними о нашем приезде и совместно разрешат ряд практических вопросов.
Утром 19 октября мы выполнили намеченный план.
Сравнительно небольшой городок на Волге – Ульяновск так много принял в себя эвакуировавшихся граждан, что как бы изнемогал от этого переуплотнения его нахлынувшими в него людьми.
Первые несколько дней митрополит Сергий провел в вагоне, в котором он прибыл из Москвы, а затем переселился в небольшую квартиру на окраине города.
Вскоре домик, где поселился старец-митрополит, превратился в молитвенную келью: перед святыми иконами востеплилась неугасимая лампада, на столах и на полках были разложены привезенные с собой митрополитом Сергием богослужебные книги. Отсюда, из этой своей кельи, блаженнейший митрополит продолжал свое великое служение церкви и Родине, стараясь утешить и поддержать свою паству, составляя патриотические послания и благословляя русских воинов на всенародный подвиг.
Первое богослужение в Ульяновске было совершено им в кладбищенской церкви 13/26 октября, через неделю после приезда из Москвы. Это было соборное служение, в котором принимали участие все прибывшие в Ульяновск священнослужители.
В течение первой недели пребывания в Ульяновске я, думая об устройстве помещения, более просторного для богослужений, остановил свое внимание на большом здании на улице Водников №15, которое было занято общежитием, и у меня явилась мысль сделать этот дом церковно-патриотическим центром Московской Патриархии.
Около этого времени в распоряжение Патриархии было отдано здание, о котором я упоминал выше.
Закипела работа по переустройству этого здания под православный храм.
В воскресение, 30 ноября, блаженнейший митрополит в присутствии всего прибывшего с ним из Москвы священного окружения и в сослужении двух московских протоиереев совершил освящение нового храма, посвятив его основной престол Казанской иконе Божией Матери, самочтимой святыне в прежней Симбирской (Ульяновской) губернии.
Освящение храма божьего было совершено по положенному чину. Новая церковь получила название Казанского Патриаршего собора в г. Ульяновске.
Вслед за открытием новой церкви блаженнейший митрополит Сергий на Николин день – 6/19 декабря 1941 года – переехал на новую квартиру, под одной крышей с храмом. Сюда же переехал и управляющий делами Московской патриархии протоиерей Н.Ф. Колчицкий, и дом №15 на улице Водников стал с этого времени центром Русской православной церкви. Здесь напряженно бился пульс церковно-патриотической жизни всей нашей Родины.
Митрополит Сергий, находясь далеко от Москвы – центра церковного управления, продолжал оставаться главным средоточением всей Русской церкви. Находящиеся в его административном ведении иерархи, ведя переписку с блаженнейшим митрополитом, считали также своим долгом и лично посетить его в Ульяновске, чтобы испросить непосредственно его мудрых советов в деле управления своими епархиями, а пребывавший в это время в Москве и временно управляющий Московской епархией митрополит Николай Ярушевич при всяком необходимом случае вел переговоры с митрополитом Сергием по телефону, иногда по несколько раз в неделю.
За всю историю гор. Ульяновск и верою живущие в нем не видели у себя такого сочетания иерархов, как за время пребывания в нем блаженнейшего митрополита.
Неоднократно сюда приезжали: архиепископ Алексий (Палицын), архиепископ Алексий (Сергеев), архиепископ Сергий (Гришин), архиепископ Стефан (Проценко), архиепископ Иоанн (Братолюбов), архиепископ Григорий (Чуков), архиепископ Андрей (Комаров), архиепископ Варфоломей (Городцев), архиепископ Фотий (Тапиро), архиепископ Василий (Ратмиров), епископ Александр (Толстопятов) и ряд других духовных лиц.
По мере освобождения нашей Родины от вражеской оккупации блаженнейший митрополит проявил огромную заботу об устроении церковной жизни в освобожденных от врага епархиях. Он посылал туда с особыми полномочиями иерархов или заслуженных протоиереев, давал им соответствующие инструкции и препровождал с ними нарочитые послания. В результате таких миссий был собран огромный материал о разрушительных действиях наших врагов, вошедший частично в книгу «Правда о религии в России» и частично также переданный в Чрезвычайную Комиссию по обследованию злодеяний врагов и причиненных ими убытков. Кроме этого, через особо посылаемых представителей Московской Патриархии был обследован в отношении верности церковным канонам ряд епархий, откуда на имя митрополита Сергия были присланы с многочисленными подписями трогательные заявления от духовенства и верующих о преданности ему как главе Русской православной церкви.
В Ульяновске в дни Отечественной войны была как бы патриаршая ставка – ставка великого церковного Вождя и Кормчего, ведшего корабль церковный в эту жестокую бурю на море житейском в направлении к Царству Божию.
И все же те, которые были с блаженнейшим митрополитом в Ульяновске, прожили этот период времени не без тоски, не без страданий. Сам старец-митрополит сильно тосковал о Москве и о благолепии московского церковного богослужения. В те дни, когда он чувствовал себя здоровым и когда была хорошая погода, он, в сопровождении кого-либо из своего постоянного окружения, совершал прогулки. Любимым местом его прогулок были возвышенные откосы волжских гор, называемые в одном месте «Старым венцом», а в другом, более далеком от Патриархии месте, «Новым венцом».
Особенно тяжело чувствовали мы себя, когда какая-нибудь болезнь постигала старца-митрополита… А это случалось не раз. Несмотря на присутствие в Ульяновске крупных медицинских сил, недостаток медикаментов и препаратов создавал временами большую тревогу за больного.
Но были и радостные дни, пережитые нами около блаженнейшего митрополита. К числу таких дней надо отнести дни его тезоименитства в 1942 и 1943 годах.
День святых Преподобных Сергия и Германа Валаамских чудотворцев накануне дня святых апостолов Петра и Павла был днем, к которому приезжали в Ульяновск церковные гости из разных городов нашей страны, и прежде всего из Москвы.
В 1942 году на именины митрополита Сергия прибыли из Москвы с драгоценными подарками от москвичей митрополит Николай, приветствовавший Первосвятителя Русской церкви теплосердечной речью, в которой прозвучал для него голос родной Москвы, тоскующей о нем и ждущей его возвращения. Но особенно многочисленным был слет гостей на последние именины митрополита Сергия в 1943 году.
Преосвященный Димитрий Градусов в своих воспоминаниях об этих именинах блаженнейшего митрополита пишет следующее: «Слет епископов к этому дню в Ульяновск превзошел делавшиеся расчеты. Тут был и ангел многострадальной церкви Ленинградской, мужественно перенесший со своей паствой все тяготы длительной осады города-героя, высокопреосвященный митрополит Алексий, тут были и архиепископ Куйбышевский Алексий, и постриженик блаженнейшего Горьковский Высокопреосвященный Сергий, и Преосвященный Алексий Рязанский, маститые старцы: архиепископы Варфоломей Ульяновский и Григорий Саратовский. Седьмым из епископов был Преосвященный Димитрий.
Обязанности заботливо-гостеприимного хозяина делил с «дедушкой»-именинником не покидавший последнего во все время эвакуации протоиерей Московского Богоявленского собора Н.Ф. Колчицкий. В течение церковной службы и за именинным обедом, затянувшимся из-за многочисленных приветствий, митрополит Сергий чувствовал себя хорошо, ни в чем не проявляя ни малейшего утомления. Это был хлебосольный, приветливый хозяин, полный жизнерадостности и остроумия. Для каждого из присутствующих он находил ласковое, теплое слово приветствия и ободрения. Воистину это был большой человек, не только с большим умом, но и с большим, обаятельным сердцем».
Через полтора месяца после этих дней состояние военно-политической обстановки позволило Первосвятителю Русской православной церкви вместе со всем своим окружением возвратиться в горячо любимую им Москву, где его ожидали великие события в жизни Русской церкви, в которых пришлось ему участвовать, принявши на себя, по постановлению Епископского Собора, звание Патриарха Московского и всея Руси. Такое высокое звание было ему присвоено Собором, как доброму и мудрому пастырю церкви Христовой и верному сыну нашей Родины.
Протоиерей А.П. Смирнов
“Ульяновская правда” от от 26 января 1991 года