В конце июня правительство рассмотрело план приватизации на период 2014-2016 годов, который фиксирует как основные принципы – фундаментальные основы государственной политики в области приватизации, так и конкретный перечень имущества, которое предлагается к приватизации за эти три года. Обычно приватизация преследует две цели: идеологическую, которая предполагает снижение участия государства в экономике для повышения конкуренции и сокращения возможностей для злоупотребления, и фискальную – получение дохода от продажи имущества.

Планы правительства
Согласно планам правительства, максимальный доход бюджета от приватизации за три года должен составить около 1 трлн рублей, или в среднем 330 млрд рублей в год. Для сравнения: согласно расчетам Минфина, доходы федерального бюджета в 2014 году составят 13,520 трлн руб., расходы – 13,847 трлн руб. Другими словами, максимальный годовой доход от приватизации составит примерно 1/40 часть бюджета.
По словам премьер-министра России Дмитрия Медведева, задача правительства заключается в том, чтобы реализовать эти активы по максимальной цене и получить максимум денег для бюджета. Однако это не все. «Предприятиям нужны эффективные собственники, которые смогут изменить саму модель корпоративного управления, сделать управление более эффективным, привлечь долгосрочные инвестиции, сделать компании современными и прибыльными», – добавляет премьер. Но, как признает сам Дмитрий Медведев, фискальная задача сейчас для правительства оказывается важнее идеологической.
Однако очевидно, что в нынешних условиях выполнить намеченные правительством планы по приватизации практически невозможно. «План приватизации никогда не выполнялся, – поясняет Дмитрий Медведев. – Это связано, конечно, и с конъюнктурой, и, скажем откровенно, с энергией лоббизма отдельных ведомств и отдельных должностных лиц, которые очень часто готовы в лепешку расшибиться, но только не дать что-либо продать, утратив контроль над соответствующим набором имущества. Это неправильно».
Медведев уверен, что государство должно иметь такой размер, который соответствует его целям на сегодняшний день: «У нас не социалистическая и не плановая экономика. Поэтому я согласен с теми, кто говорит о том, что приватизация преследует далеко не только фискальные цели, а прежде всего является ориентиром того, как будет развиваться наша экономика, в каком направлении, какую экономику мы хотим построить, и именно поэтому желательно максимально выполнить те амбициозные планы по приватизации, которые есть. А они действительно сложные, предстоит большая работа».
В течение трех лет по отработанному графику с соблюдением всех правил должны быть реализованы крупные пакеты акций, которые принадлежат государству, и другие объекты, которые не имеют ограничений на приватизацию. «Это прежде всего касается компаний так называемого несырьевого сектора, но может затронуть и сырьевые, и энергетические компании. Предприятия оборонного комплекса, естественные монополии у нас находятся в перечне стратегических компаний, по ним будут приниматься отдельные решения. Но это не значит, что их не должно быть», – поясняет глава Правительства РФ.

Кто на выход?
План приватизации и список компаний, которые должны перейти в частные руки, представил на заседании правительства глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев.
Полный выход государства из акционеров предполагается для предприятий несырьевого сектора, не относящихся к сектору естественных монополий и не являющихся организациями оборонного комплекса. Кроме того, предполагается отход от организационно-правовой формы унитарных предприятий и постепенное включение этого комплекса также в приватизационные отношения.
Из относящихся по реестру к федеральной собственности более
2 тыс. акционерных обществ (точнее – 2337) предполагается к приватизации 1201 общество, в том числе 765 – это переходящий остаток из прежней программы приватизации, а 436 – это новые объекты.
Что касается унитарных предприятий, то почти из 1,8 тыс. к программе приватизации относится 638.
По словам Алексея Улюкаева, из тех компаний, которые не включены в данный проект, можно выделить три группы. Первая – это около 500 обществ, в которых государство владеет миноритарными пакетами акций, которые стали объектом федеральной собственности в силу бюджетного процесса. Это бюджетные инвестиции, и они в соответствии с Бюджетным кодексом предполагают соответственное имущественное оформление. «Для решения этого вопроса будут подготовлены предложения по довнесению соответствующих пакетов акций миноритарных в уставные капиталы этих вертикально интегрированных структур», – поясняет Улюкаев.
Еще около 150 обществ – это также дочерние общества интегрированных структур, в которых в федеральной собственности находится буквально одна-единственная акция. «Традиционные процедуры бессмысленны, потому что администрирование стоит гораздо дороже, чем возможный фискальный эффект. Здесь потребуются отдельные технические решения», – считает Улюкаев.
Следующая группа – это общества, которые не осуществляют хозяйственную деятельность, находятся в процедуре ликвидации, реорганизации, банкротства. Таких обществ около 300.
Наконец, около 100 обществ – это те, которые либо признаны стратегически важными, либо являются институтами развития, либо же права их акционеров осуществляют госкорпорации и Министерство обороны.
В основном в программу приватизации включены предприятия, в которых пакеты акций, относимых к федеральной собственности, составляют 100%.
По словам Алексея Улюкаева, для большинства этих приватизационных процедур предусмотрен реальный фискальный эффект, но относительно 29 акционерных обществ подготовлено предложение об их дальнейшем включении в вертикально интегрированные структуры в качестве вклада в уставный капитал холдингов. Прежде всего это относится к организациям космической отрасли, некоторым неф-техимическим компаниям и предприятиям, работающим в области геологии и геофизики.
Кроме того, по 25 обществам не закончена дискуссия и достигнута договоренность, что их приватизация начнется после 1 марта 2014 года, если не будут приняты отдельные индивидуальные решения, с которыми могут выйти соответствующие отраслевые ведомства. Это касается издательско-полиграфического комплекса и учебно-опытных хозяйств.
Любопытно, но на приватизацию до сих пор действует ряд ограничений двадцатилетней давности, установленных в соответствии с указом президента от 1993 года.
«Мы считаем, что стоит рассмотреть вопрос об отмене этих ограничений, которые фактически утратили экономическую целесообразность. И если такая работа будет проведена (а мы просим соответствующего поручения о том, чтобы мы вместе с заинтересованными ведомствами такие проекты нормативных актов подготовили), это позволит распространить приватизационную деятельность еще на 217 унитарных предприятий. И наконец, в проект включены 94 комплекса административно-хозяйственных зданий и сооружений, которые являются казенными предприятиями по своей сути», – сообщил на заседании правительства Алексей Улюкаев.
Однако, конечно, центром приватизационной деятельности в этот трехлетний период будет работа по приватизации пакетов акций крупнейших российских компаний.

Цели и темпы
По мнению Сергея Алексашенко, директора по макроэкономическим исследованиям Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», темпы приватизации, которые сегодня содержатся в представленном проекте плана, достаточно высоки. «В целом они, наверное, соответствуют тем целям, которые поставил президент в указе от мая прошлого года. Но у нас возникают сомнения относительно того, могут ли быть эти планы выполнены. Посмотрите: у нас в программу приватизации 2011-2013 годов включено 765 предприятий, ну, видимо, минус 100 – где-то 660, которые так и не приватизированы до сих пор. Осталось чуть больше полугода – они, по идее, должны быть приватизированы до конца этого года. Этого не сделано. Почему? Что помешало? В чем проблема? Будут ли в следующие три года эти 436 приватизироваться – непонятно», – считает Сергей Алексашенко.
В том, что план приватизации трудновыполним, согласен и первый заместитель председателя правительства Игорь Шувалов. По его словам, «план, который представляет Министерство экономического развития, действительно очень сложный». Однако «в целом есть не только ожидания от того, что этот план будет выполняться, а есть понимание, что этот план можно выполнить».
Среди факторов, тормозящих приватизацию, основной – это общее состояние экономики. Ее замедление, которое может перерасти в возвращение кризиса, обескровит (что уже происходит) бюджетные доходы. Спрос на расходы в целях поддержания экономики существенно вырастет. Однако приватизация не сможет стать источником даже тех средств, которые, надо сказать, весьма щедро обещают сегодня. В острой фазе кризиса происходит не приватизация, а, наоборот, национализация. Так что прогноз Дмитрия Медведева: «Планы приватизации никогда не выполняются» – может оказаться верным и применительно к ближайшей трехлетке.
Алексей Земцов