Рубрику ведёт пресс-секретарь областного суда Лидия Берч.
Всю нашу жизнь сопровождают неожиданности. И приятные, и, прямо скажем, не очень. Недаром говорят, «знал бы, где упасть, соломку бы подстелил»…
С дежурным слесарем-электриком на одном из хлебозаводов г. Ульяновска произошел несчастный случай на производстве – из-за несогласованных действий самого пострадавшего, машиниста тестоделительной машины, а также при отсутствии контроля за производством работ со стороны сменного мастера. Во время замены слесарем приводных ремней в тестоделительной машине машинист включила привод машины, и пальцы левой руки слесаря оказались между вращающимся шкивом и ремнями. У человека оказалась изуродована левая кисть руки вплоть до ампутации пальца. Ему было установлено 10% утраты профессиональной трудоспособности.
Слесарь обратился в суд к головной организации, в систему которой входит хлебозавод, с иском о взыскании компенсации морального вреда в результате несчастного случая на производстве (30 тысяч рублей).
Ссылался на то, что состояние его здоровья не улучшается; он не может вести активный образ жизни; ему противопоказан тяжелый труд, и травма обезображивает его внешность.
Районный суд удовлетворил этот иск в полном объеме. Но в апелляционном порядке организация-ответчик поставила вопрос об уменьшении размера компенсации морального вреда. Мотив: слесарь сам допустил грубую неосторожность и халатно отнесся к технике безопасности, а травма не препятствовала истцу после выздоровления продолжать прежнюю работу.
Апелляционная инстанция областного суда, изучив материалы дела, заключила: решение районного суда основано на действующем законодательстве, размер компенсации морального вреда назначен истцу исходя из принципа разумности и справедливости.
Оно и понятно: выплачивать денежную сумму пострадавшему из казны предприятия – дело непривлекательное, но производственное увечье, о котором идет речь, человек обрел на всю жизнь.