Минлесхоз через суд потребовал спорный лесной участок возвратить государству Рубрику ведёт пресс-секретарь областного суда Лидия Берч.
В условиях развивающегося российского рынка едва ли не самым дорогим товаром стала земля. И тут уж для тех, кто хочет ею владеть, что называется, все средства хороши – лишь бы заполучить лакомые гектары, а затем выгодно ими распорядиться с наибольшей выгодой для себя.
Известно, что повсеместно на смену былым колхозам пришли сельские производственные кооперативы. При новых формах собственности в целом разобрались и с колхозной землей. Так было и в одном из СПК в Заволжской части Ульяновской области. К тому же несколько лет тому назад кооператив арендовал у министерства лесного хозяйства, природопользования и экологии в Ульяновской области энное количество гектаров государственного лесного фонда, прилегающего к угодьям кооператива. Но в минувшем году СПК столкнулся с тем, что на арендованной территории началась рубка сосен. Оказалось, что человек, организовавший лесоразработку, по документам проходит как владелец того же надела.
Проинформированное министерство лесного хозяйства предприняло оперативные меры и установило, что при формировании участка, где началась рубка леса, кадастровый инженер грубо нарушил законодательство и внес заведомо ложные сведения в межевой план. Надел поставили на государственный кадастровый учет, и, таким образом, он выбыл из государственного владения.
Минлесхоз через суд потребовал спорный лесной участок возвратить государству.
В процессе же рассмотрения данного судебного дела вдруг выяснилось, что наряду с одним спорным участком тот же гражданин имеет документы о праве собственности еще на два надела в той же зоне. Владеет ими в равной доле еще с одним собственником. Первоначально же эта земля выделялась иному гражданину. Но тот подарил ее этим двум владельцам. Оказалось же, что межевание и этих участков кадастровый центр провел с явными и грубыми нарушениями. И, таким образом, 1300 га государственного лесного фонда вдруг оказались частной собственностью. Между тем никакому отчуждению в силу Земельного кодекса РФ эта земля не подлежит.
Господин ответчик требования областного министерства лесного хозяйства не признал. Он обратился в суд со встречным иском – и к министерству, и к СПК как арендатору лесной территории. Потребовал признать действовавший договор аренды земельного участка недействительным. Обосновал претензии тем, что изначально не знал, что подаренная ему земля находится в аренде у кооператива, что спорный участок относится не к лесному фонду, а к землям сельскохозяйственного назначения. Договор дарения земли официально-де зарегистрирован. И в целом все необходимые действия по межеванию спорной территории якобы соблюдены.
Но районный суд, разобравшись в хитросплетениях такого дележа, признал действия кадастрового центра по изготовлению межевого плана спорных участков незаконными. И как следствие – право частной собственности на те же земельные территории отсутствующим. Тем же решением признан недействительным договор дарения спорных наделов одним частным дарителем двоим другим одаряемым гражданам, а следовательно – права общей долевой собственности на эту землю они не приобрели. Встречный иск гражданина, побывавшего было в собственниках лесных угодий, оставлен судом без удовлетворения.
Тяжба продолжилась в апелляционной инстанции областного суда. Автор жалобы настаивал, что земля стала его собственностью в точном соответствии с законом. Но судебная коллегия по гражданским делам, проверив материалы дела, оснований для отмены решения суда не усмотрела.
Формула же такого исхода такова. Наделы, о которых заспорили в суде, официально перешли из состава земель сельхозпредприятий в земли государственного лесного фонда. И в этом статусе переданы в аренду сельхозпредприятию вплоть до 2047 года для рекреационной деятельности, то есть для общего использования местным населением.
При кадастровых работах в непосредственной близости с СПК контур спорных наделов определяли «на глазок» – без согласования с собственниками сопредельных территорий и даже без выезда на место. Появились кадастровые планы, и их обладатель передарил расширенные за счет государственного лесного фонда наделы как земли сельхозназначения.
Факт наложения границ спорных участков на земли государственного лесного фонда и установил суд. Расположение тех наделов в лесном массиве, а не на землях сельхозназначения, как указывал автор апелляционной жалобы, подтвердила незаконная вырубка леса. Ответчик взялся рубить на «прихваченных» землях столетний сосняк без согласования с собственником леса – минлесхозом.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.