Любовь СЕРГЕЕВА
Гость нашей рубрики – главный внештатный офтальмолог министерства здравоохранения Ульяновской области Ирина Ковеленова. Поводом для встречи послужило скромное, но важное событие. На прошедшей неделе на старом городском кладбище Ульяновска на могиле выдающегося офтальмолога Григория Ивановича Сурова установили памятник. Он,хранитель зрения нескольких поколений симбирян-ульяновцев, стоял у истоков образования офтальмологической службы Ульяновской области.
– Ирина Викторовна, вы были одним из организаторов установки памятника на могиле известного доктора, много сделавшего для своих земляков…
– О восстановлении исторической справедливости в отношении Сурова давно шла речь. Это обсуждалось на разных уровнях, но все как-то руки не доходили. А ведь Суров – легендарная личность, первый заслуженный врач Ульяновской области, создатель офтальмологического отделения в регионе. В 2011 году мы отметили 100-летие офтальмологической службы. Можно сказать, что памятник установлен силами офтальмологов и жителей области. Много усилий приложил наш краевед Антон Шабалкин.
Автор памятника – ульяновский скульптор, член Союза художников России Олег Клюев. На гранитной стеле изображено белое полотно как символ спасения, пояснил он на торжественной церемонии открытия. Художник создавал памятник не только по оставшимся фотографиям, но и по многим биографическим справкам, стремился передать характер ученого, удивительного человека с сильным характером, хорошими организаторскими способностями.
– Можно сказать, что Суров стал вашим кумиром? Вы более 30 лет возвращаете зрение жителям региона, пациенты и не только знают вас как энергичного профессионала.
– Велик вклад Григория Ивановича в здравоохранение области. Я его уважаю как историческую личность. А предметом для подражания стали мои родители – врачи, папа – хирург по специальности, мама – офтальмолог. Отец долгие годы был главным врачом в Инзенской больнице. Они с мамой сутками пропадали на работе и, возвращаясь домой, говорили о ней. Так что мы с братом росли в «тесной медицинской обстановке». Оба стали докторами, оба работаем в областной клинической больнице. Валерий – урологом, я офтальмологом. Наши «половинки» тоже врачи. Вместе с родителями имеем солидный общий медицинский стаж.
ЧИСЛО ПАЦИЕНТОВ РАСТЕТ
– Как давно вы заведуете офтальмологическим отделением и что удалось сделать за эти годы?
– Меня назначили на эту должность в 2000 году. В роли руководителя получила возможность активно внедрять в регионе современные технологии. С 2002 года стали оперировать катаракту. В 2009 году внедрили витреоретинальную хирургию. Не каждая клиника может себе позволить применение этих технологий, нужны очень дорогостоящие оборудование и расходные материалы. С 2010 года делаем эксимер – лазерную коррекцию зрения, правда, пока только в частных клиниках. Операция требует очень серьезных затрат – лазеры стоят до 20 миллионов рублей.
Проспект в Заволжье и улица в поселке Сельдь названы в честь легендарного офтальмолога.
В последние годы по федеральной программе модернизации здравоохранения мы получили много оборудования экспертного класса: уникальный томограф для исследования сетчатки и зрительного нерва, УЗИ экспертного класса для диагностики опухоли, отслойки сетчатки и т.д., а также оборудование последнего поколения для удаления катаракты и операции на заднем отрезке глаза.
Хотелось бы еще обновить микроскопы, они на ладан дышат. Нужны и три ФАК-машины, чтобы увеличить количество операций для больных катарактой, да и новое диагностическое оборудование не помешало бы. Пациенты растут как снежный ком.
– Почему? У населения увеличивается количество глазных заболеваний?
– 200 тысяч жителей области имеют патологию зрения. Ежегодно только через наше отделение проходят около 30 тысяч пациентов.
Сейчас в отделении 60 коек. Этого явно недостаточно, давно стоит вопрос о создании полноценного центра микрохирургии глаза со всеми вытекающими последствиями – штатным расписанием, количеством мест и т.д. Все это пока просчитывается министерством здравоохранения. Тогда мы сможем оказывать помощь большему количеству больных. С каждым годом мы все меньше пациентов отправляем за пределы области. Ведь даже при наличии квоты им приходится оплачивать дорогу, проживание.
Еще одна причина увеличения нагрузки на отделение – нехватка кадров первичного звена в городах и районах. В районных больницах половина офтальмологов пенсионного возраста, молодые врачи не очень стремятся ехать в село, несмотря на обещание выплатить миллион подъемных. И в городских поликлиниках ощущается нехватка офтальмологов. Уходят в частные оптики, где меньше ответственности при большой зарплате.
УКОЛЫ ДЛЯ ПРОЗРЕНИЯ
– Какие основные патологии лечат офтальмологи областной клинической больницы?
– К нам обращаются с катарактой, глаукомой, близорукостью, возрастной макулодистрофией. О последнем заболевании надо сказать отдельно. Это серьезная социальная проблема, которая пока не решена во всем мире. Возникает необратимая потеря зрения и, как следствие, теряется трудоспособность. Человек перестает видеть вблизи. Мы не можем вылечить этих пациентов, только поддерживаем зрение дорогостоящими уколами. Более 50 тысяч рублей тратится на одного пациента. Начиная с 2013 года усилиями министерства и территориального фонда медицинского страхования затраты на это лечение включены в программу госгарантий. Теперь пациенты получают бесплатное лечение.
200 тысяч жителей области имеют патологию зрения.
– Несмотря на большую загрузку по основному месту работы, вы оперируете в частной клинике, имеете патенты и даже защитили диссертацию…
– Когда закончила учебу, даже не помышляла о научной работе. Считала себя недостойной вносить свой конкретный вклад в науку. Общаясь с коллегами из Пензы, Самары, пришла к выводу о необходимости обобщить наработанный опыт. Так родилась кандидатская диссертация. Она писалась долго, почти 6 лет. Защитилась в прошлом году и вот только недавно получила документ, подтверждающий мое научное звание. А патенты, их несколько, их специфические названия ничего не скажут читателям. Если в двух словах -они направлены на улучшение диагностики и качества лечения больных с глаукомой и катарактой.
– Как совершенствуетесь в профессии, стараетесь не пропускать профильные конференции?
– С 2006 года стала ежегодно выезжать за рубеж на международные конференции. Только в 2010 году не удалось этого сделать – в старом здании отделения начала рушиться крыша.
На конференциях нет синхронного перевода (это в Москве можно послушать выступления иностранных коллег с переводом). Пришлось срочно подтянуть свои лингвистические знания. Четыре года посещала Симбирский ресурсный центр, С тех пор свободно читаю статьи на английском языке, слушаю доклады, могу общаться с иностранными коллегами.
В течение рабочей недели читаю только профессиональную литературу, в основном на медицинских сайтах. Нужно быть в курсе всего нового.
На художественную литературу времени нет, урывками знакомлюсь с новинками, благо современные технологии позволяют, айпад под рукой.
Телевизор почти не смотрю, интересуют только РБК и «Вести 24». Если не удается заснуть, включаю американские сериалы на английском языке.
«БЕЗ РАБОТЫ СЕБЯ НЕ МЫСЛЮ»
– Получается, что у вас практически нет свободного времени?
– Это почему же? Чем больше работаешь, тем больше успеваешь. А для этого надо быть в хорошей физической форме. Раз в неделю хожу в косметический салон для релаксации, два раза – в спортзал. Занятия на тренажерах помогают улучшить кровообращение спины. Очень люблю плавать, хожу в бассейн, когда есть возможность. А в выходные выезжаем с мужем на природу. Часто отдыхаем в Красном Яре.
– У вас есть дети?
– Взрослая дочь. Живет в Москве. Она у нас тоже очень активная, любит путешествовать, языками занимается, танцами. Вот только внуками не спешит нас порадовать. Хотя я не представляю себя бабушкой, несмотря на то, что на днях меня настиг пенсионный юбилей.
– Поделитесь планами на будущее.
– Без работы себя не мыслю, поэтому – снова о ней. Нужно привести в полный порядок трехэтажное здание на улице Хрустальной, отданное под офтальмологический центр областной больницы.
И развивать уже достигнутое – есть мелкие разделы, которые предстоит освоить. В витреоре-тинальной хирургии очень много направлений, более тонких операций, которые мы еще не делали. Получив новое оборудование и обучив молодых докторов, будем двигаться вперед.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.