Если у вас есть вопросы к исполнительной, законодательной и судебной власти, вы можете задавать их на страницах нашей газеты.
Вплавь до дома
В дальнем Засвияжье во дворе дома №7 по улице Корунковой образовалась настоящая Венеция. Но местные жители не особо рады тому, что порой прямо у дома плещется вода, да и гондол для передвижения у них нет.
Огромная лужа появляется здесь ровно столько лет, сколько стоит дом. И она изрядно поднадоела людям.
– Специальные службы однажды приезжали, пытались что-то сделать с ливневкой, обещали, по крайней мере, но… – пишут в редакцию жильцы дома. – А сейчас еще из УльГЭС привезли песок, который во время дождя стекает в ливневку. Кстати, под давлением машины решетка на ливневке, кажется, треснула. По
крайней мере, треск слышался, а под водой не видно. В луже играют дети, купаются собаки, заезжает мусоровоз, из которого порой течет. Во время сильного дождя вода подступает к крыльцу. Когда припекает солнце, вода испаряется и от нее идет тухлый запах.
Весной, когда сходит снег, история во дворе повторяется -запруда появляется вновь.
Венецианская лагу-на прекрасна только в Италии. Погруженный в воду ульяновский двор никаких эстетических чувств не вызывает. Что делать людям: надеяться на помощь городской администрации или закупать лодки?

Общежития подорожают в 10 раз?
С 1 сентября вступил в силу новый Закон «Об образовании», согласно которому ограничения по оплате проживания в студенческих общежитиях снимаются. Если раньше она не могла превышать 5% от размера стипендии, то теперь каждый вуз сам решает, какую назначить плату.
– Никто из моих знакомых в этом году в общежитие заселен не был, я не исключение. Мы все снимаем квартиры за свой счет. Стоимость общежития теперь сравнима со стоимостью съемной квартирки на троих-четверых, да и мест в «общагах» не хватает, – рассказывает Павел, студент Ульяновского государственного университета. Стоимость общежития в УлГУ сейчас – до 1 671 рубля, а стипендия – всего около 1 200 рублей.
Студентам УлГТУ с 1 сентября тоже приходится платить за общежитие от 1 200 до 1 500 рублей в месяц в зависимости от условий проживания, что в среднем в десять раз больше, чем прежде. Частичная – 50% – компенсация стоимости предусмотрена только для бюджетников. Студенты УГСХА пока платят по старым расценкам – 66 рублей в месяц, но плату поднимут и там – после того, как бухгалтерия вуза рассчитает фактические затраты.
В Барнауле 13 сентября пройдет пикет против повышения цен за проживание в студенческих общежитиях, акции проходят в Санкт-Петербурге и других городах. Ульяновские пока терпят.
Будет ли плата за общежитие компенсироваться на областном уровне – как в Томске или Биробиджане?

Как оставить колесо на дороге
Наталия ШИШОВА
В редакцию «НГ» все чаще стали обращаться водители с жалобами на качество дорог в областном центре. Дорожный фонд вроде как есть, суммы туда отчисляются приличные, но большинство дорог как были в ямах и колдобинах, так и остаются. Это касается и аварийно-опасного участка на перекрестке улиц Варейкиса и Кольцевой.
По этой дороге, следующей до Карамзинки. каждый день ездят маршрутки, такси и простые авто, спешащие на работу или на дачу. Ехать приходится по дорожному полотну со скоростью 10-20 км/ч, иначе придется менять колеса.
– На перекрестке просто яма на яме, остальная дорога вроде более или менее, но тоже требует ремонта, – жалуется водитель маршрутки № 67 Александр. – В дождь все дыры заливает водой, и там частенько на обочине стоят машины с включенными аварийками: то колеса водители меняют, то еще что-то чинят. Ладно мы, маршрутчики, тут знаем каждый изгиб и то попадаем, а если незнающий автовладелец – пиши пропало, особенно если едет на скорости. Ждем, чтобы дорогу починили, но когда это будет, неизвестно.
Люди устали от обещаний, они хотят конкретных цифр и сроков.
Когда дорогу в сторону Карамзинки, особенно перекресток Варейкиса и Кольцевой, приведут в порядок?

Вместо помощи – трость!
В последнее время губернатор Ульяновской области не раз акцентировал внимание правительства региона на недобросовестном исполнении своих обязанностей социальными службами, из-за недосмотра которых происходят несчастные случаи. Очередной звонок в редакцию вновь заставил задуматься о том, как работают социальные работники.
Позвонил 74-летний пенсионер, инвалид 1-й группы Семен Терентьевич Кузнецов, проживающий в поселке Ломы (ул. Полевая, д. 16, кв. 2) , что всего в 40 километрах от Ульяновска. Но близость облцентра никак не сказывается на его тяжелой жизни. Он, по его словам, всеми забыт и брошен. Нет ни от кого никакой помощи.
Самое интересное, что о непростой жизни человека, похоже, знают в районной службе (поселок Ломы находится в Ульяновском районе на границе с Сенгилеевским). По словам Семена Терентьевича, к нему приезжали соцработники и привезли… трость. И все! Пенсионер чуть ли не плакал в трубку, не понимая, почему так к нему относятся. Хотя, как нам сообщил Семен Терентьевич, он вырастил двоих сыновей, которые воевали в Чечне. Неужели человек на склоне лет не заслужил помощи от государства?
Должна ли оказываться социальная помощь пенсионеру Семену Кузнецову, жителю поселка Ломы, и если должна, то почему не оказывается? Будет ли эта ситуация исправлена?

Телефон «народной линии» 30-17-00, адрес для писем: 432017, Ульяновск, ул. Пушкинская, 11.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.