Андрей ТВОРОГОВ
В Ульяновском Доме музыки прошел концерт титулярного органиста хорового органа собора Нотр-Дам де Пари Иоанна Вексо. Концерт-история всей органной музыки – от Баха до последних романтиков Франции – был разделен на две части.
Пост титулярного органиста собора Нотр-Дам де Пари -один из значительнейших в мировой органной музыке, даже несмотря на то, что по традиции XIX века таковых собор имеет несколько.
Иоанн Вексо родом из Нанси, что тоже во Франции. Музыкальное образование получил в Национальной консерватории в Страсбурге. Там же Иоанн был удостоен первого органного приза. Органу Иоанн обучался у Кристофа Мантуа, историческому исполнительству – у Мартина Тестера и клавесину – у Алине Зильберайх. Уже в 22 года Вексо стал органистом хорового органа собора Нотр-Дам де Пари. А в 30 лет его избрали музыкантом кафедрального собора в родном Нанси и главным заменяющим органиста в соборе Нотр-Дам де Пари, первым претендентом на пост титулярного органиста собора.
Со знаменитым органистом нам удалось познакомиться за несколько минут до концерта -пока персонал филармонии настраивал могучий инструмент.
– Расскажите о программе, которую вы будете исполнять. Как вы подбирали композиции?
– Эта программа покрывает большой период в истории органной музыки. От известнейшего композитора Иоганна Баха до композитора XIX века Гюстава Шарпантье. Вторая часть – произведения композитора Франции Франка Верна, который очень важен для французской культуры и музыки.
– Вы играли на множестве органов мирового уровня. Как вам ульяновский инструмент?
– Он достаточно маленький по сравнению с органами, на которых я играл, он не очень типичный – особенный. На нем можно исполнить множество интересных вещей, как-то: репертуар из немецкой музыки периода барокко. Да вы и сами сейчас все услышите!
– Вы не первый раз в России. Какие впечатления от родины Ленина?
– В России я в третий раз. На самом деле ничего интересного я не успел увидеть – на поезде ехал ночью. С моей точки зрения, Россия – очень большая страна, но особенно экстраординарной мне кажется местная публика – залы всегда заполнены, на концертах во Франции такого не бывает.
– Орган по праву считается одним из самых сложных инструментов академической музыки. Как вы пришли к нему?
– Да я и сам не знаю, почему у меня появилось такое желание! (Смеется). Оно появилось в детстве, я был совсем маленьким. Не знаю, почему!
– Русскую кухню пробовали?
– Пробовал, но мало! Времени не хватает даже на репетиции. Только вчера приехал с концерта в Самаре – ехал всю ночь.
– А с русскими традициями успели познакомиться?
– Нет, да и не знаю я традиций. Здесь, в России, очень мало с кем общаюсь – почти никто не знает французский язык, кроме переводчиц, разумеется!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.