Татьяна АЛЬФОНСКАЯ
Французскую комедию «Супница, или Кипящие страсти» на сцене БЗЛМ сыграли блистательная Нина Усатова и представитель популярной актерской династии Андрей Ургант. Гастрольный график у них – не позавидуешь, каждый день – новый город. Ульяновск стал четвертым за неделю.
«Немножко устали», – признался Андрей Ургант. Но ответил на все вопросы, потому что считает: «Если ты не можешь ответить, это твои проблемы. Ты не имеешь права, если ты известен и популярен, избегать каких-то вопросов. Выкручивайся! А если тебя не знают, то какой ты на фиг артист?».
НА ЗАВОД ХОДИТЬ НЕ ХОЧЕТСЯ
– Геннадий Тростянецкий возглавлял театр имени Моссовета, Санкт-Петербургский театр «На Литейном», Рижский театр русской драмы. Режиссер достаточно серьезный, не антрепризный. Как возник спектакль «Супница»?
– Мы с Геной знакомы 40 лет Еще в театральном институте очень много работали, когда он учился на курсе у Георгия Товстоногова, а я на курсе у Рубена Агамерзяна. Наша связь не нарушилась до сих пор. Он талантливый человек, а режиссер, конечно, не антрепризный, если вы вкладываете в это слово какой-то ругательный смысл.
– Ну, скажем, это более легковесные постановки…
– Не нахожу. Зачастую спектакли и люди, которые работают в режиме антрепризы, бывают талантливее и интереснее, чем спектакли, которые ставятся в государственном театре. Потому что встречаешься с людьми, с которыми хочется встречаться, госструктура же остается заводом по производству спектаклей. А на завод ходить не хочется.
– Вам интереснее выходить к незнакомому зрителю (как это произойдет сегодня) в комедии или драме?
– Это не имеет значения. Для меня не бывает незнакомого зрителя. Потому что любой человек, который сидит в зале, то же самое, что и я. Разговариваю с ним, как с товарищем, как с другом, как с Пушкиным, Лермонтовым. А дальше – вопрос взаимопонимания. Это уже мои проблемы, если я не нашел отклик в сердце человека, который пришел в театр.
– А что – Пушкины и Лермонтовы в зале тоже встречаются?
– Конечно. Я это чувствую кожей, нервами, мозгом, сердцем. Как вообще чувствует любой нормальный человек. Это называется любовь. Ничего шаманского здесь нет. Я родился в актерской семье, мне в ноябре исполнится 57 лет, если я правильно посчитал. И ровно 57 лет живу в театре – родился в театре, пеленался в театре. И хорошо, что вы не задаете мне вопрос, не требующий ответа, о том, как я оказался в актерской профессии.
– Кем вам быть труднее -сыном знаменитой актрисы Нины Ургант, отцом популярного Ивана Урганта или просто самим собой?
– Мне просто очень приятно, что я ее сын и его отец.
– С Ниной Усатовой, вашей партнершей по «Супнице», давно знакомы?
– Мы с Ниночкой знакомы очень давно, вместе снимались в забавном фильме Юрия Мамина «Окно в Париж». Это была моя первая поездка за границу. Когда летели из Парижа в Петербург, я вез два чемодана подарков – и все за сто франков. А в самолете на последние деньги купил четыре ананаса, которые съели стюардессы. У Нины занял шесть долларов и купил бутылочку виски. И потом все время вспоминал, что я должен ей шесть долларов, и эта легенда много лет ходила по Петербургу. Она замечательная актриса, чудный партнер, абсолютно коммуникабельный человек. И очень стильный человек – и в театральных ролях, и в ролях в кино, и в одежде, и в отношениях с товарищами. А стиль, мне кажется, это сильнее, чем мода, чем какие-то умения. Нина многое прошла в своей жизни, пережила и удачи, и неудачи, поэтому она мне очень близка и дорога.
БАБУШКА С ВНУКОМ СТРОГА
– А ваша мама Нина Николаевна более строга к актеру Андрею Урганту или телезвезде Ивану Урганту?
– К Ивану более строга. Во мне она уверена, за Ваней она следит, потому что он работает в той информационной области, которая ей не совсем понятна и не совсем подвластна, она не знает этой культуры и этого искусства. Часто говорит внуку: «Ваня, это скучно, неинтересно, непонятно». Может, она любит его так же, как и меня (я надеюсь, что не больше!), но с ним она построже. Он же у миллионов людей на мушке находится, на грани… Хотя в деле, на телевидении Ваня довольно жесткий. В жизни – мягче. Кстати, так и надо. Вообще в наших больших семьях только двое мужчин, и мы советуемся друг с другом и волевым образом решаем все важные вопросы, в том числе и финансовые.
– А любовь к кулинарии Ивану не по наследству передалась?
– Люблю вкусно поесть, вкусно приготовить. Хотя что может быть лучше картошечки с селедкой и лучком? Люблю получать от Леночки SMS: «Ты лучший муж на свете. Твой рассольник такой вкусный, что мы с Марусей едим его второй день». Леночка – это моя жена ( супруга моложе актера на 30 лет. – Прим. авт.), а Маруся – моя собака. Не пробую блюда, когда готовлю, я их запахом чувствую – так мама и бабушка научили. Мне нравится, когда люди хорошо сидят, хорошо выпивают, хорошо едят.
– Сейчас у нас идет немало споров вокруг Ленинского мемориала…
– А что такое Ленинский мемориал?
– Это здание, где мы сейчас с вами находимся, с музеем и концертным залом.
– А хотите, скажу, как я отношусь к личности Владимира Ильича? Неоднозначно. Понимаю, что он был человеком невиданно одаренным. Но он перевернул мир, взял и расколол земной шар на два непримиримых, враждующих лагеря, условно говоря, на бедных и богатых. Залил страну кровью и ненавистью. И в то же время понимаю, что Ленин – человек неординарный. И забывать его имя тоже не стоит. Он часть истории, что же поделать, как и Македонский, Петр Первый. Надо идти дальше и не останавливаться на словах «ненавижу Ленина!». А конструктивная позиция у тебя какая? Создай, придумай чего-нибудь!
– Есть роли в фильмах, о которых вам не хотелось бы вспоминать?
– Не могу вспомнить, за какую роль в кино мне было бы стыдно. Каждое время приносит свои сценарии, фильмы, свою эстетику. Не работать – это тоже не выход. Значит, надо соглашаться на любые роли. Так я и делал, когда мне, к примеру, предлагали роли коррумпированных чиновников. Мне говорили, что я очень на них похож. Хотя в театре я играл героев-любовников, молодых и красивых. Лопе де Вега, Шекспир… Театр для меня находится намного выше, чем любое кино и телевидение. В театре не обманешь. Открывается занавес – и начинается искусство. . закрывается – искусство заканчивается. Если не успел – не убедил.
Хитрое искусство. И очень живое дело. Театр – как живое, вино, оно возникает и создается на глазах у зрителей. И мне очень приятно, что в театр люди стали ходить больше, чем в 90-е годы.