Ольга САВЕЛЬЕВА
Разнообразию нынешней гастрольной афиши можно только удивляться. Ну просто глаза разбегаются от имен, жанров, количества звезд, театральных и музыкальных, звезд вчерашних, сегодняшних и, предположительно, будущих.
Но не стоит приписывать это в достоинство нынешнему веку. Гастролями Ульяновск бог никогда не обижал. Даже в самые суровые годы. И приезжали в наши края артисты, которых тогда не называли звездами, но обожали и ждали не меньше, чем нынче Стаса Михайлова или Диму Би-лана. А может, и больше…
Скажем, в начале войны, в трудном сорок первом, когда в Ульяновске было всего-то два зала – гордрамтеатр да Дом Красной армии, – какие артисты осчастливливали публику! И были среди них исполнители, репертуар которых считался пошлым, рассчитанным на неразвитый вкус. В общем, представлявших неуважаемый жанр. Но это официально. На деле же все складывалось иначе.
«переплавке не подлежит»
Осенью 1941-го на переполненных фронтовыми сводками газетных страницах анонсировались два концерта Вадима Козина, которые пройдут 15 и 16 октября в драмтеатре. Анонсировались очень мелким шрифтом. Ведь романсы считались нелюбимыми советской публикой. Утверждалось официально, что их нужно давать в жанре пародии. Может, поэтому, как бы ни был знаменит Козин, заслужил в городской газете «Пролетарский путь» только суровую отповедь. «От концерта осталось неотрадное впечатление. Мы не будем говорить о голосовых данных и вокальной технике Вадима Козина – это в данном случае не самое главное. Наиболее важно отсутствие сколько-нибудь строгого вкуса. Вещи, исполняемые в концерте, не удались. Даже в современных произведениях, связанных с тематикой, которая должна глубоко трогать сейчас нашего слушателя, у Козина все пропитано расслабленностью и слащавостью. Отрицательное впечатление оставляет и внешняя фамильярность Козина, долженствующая обозначать задушевное общение с аудиторией».
Правда, столь грозная критика не имела заметного влияния на чувства зрителей, сходивших от Козина с ума. Пришлось ему давать еще один прощальный концерт, который анонсировался уже очень крупным шрифтом.
Тогдашние местные критики почему-то были не в курсе, что во время войны очень много пластинок переплавляли для нужд фронта. А на пластинках Вадима Козина стояли штампы: «Переплавке не подлежит».
«На советской довоенной эстраде рядом с Вадимом Козиным трудно представить исполнителя, равного ему по славе, популярности, чьи пластинки расходились бы такими огромными тиражами. Его необычайной красоты цыганский голос сводил с ума всех, кто хоть однажды слышал его», – так писали о нем американцы в аннотации к пластинке «Последний концерт», выпущенной в США в начале 50-х годов. В это время певец уже был репрессирован и сослан в Магадан, и больше уже оттуда не выезжал. Хорошо, что хоть в войну он успел побывать в Ульяновске.
примадонна.
Но вернемся в военные годы. 12 июня 1944-го в нашем городе выступала Изабелла Юрьева, которую уже тогда звали примадонной. Звучали знаменитые песни «Саша», «Падают листья», «В старом саду», «Белая ночь». Может, кто-нибудь из наших читателей их помнит?
И при этом концерты Юрьевой заслужили в «Пролетарском пути» всего лишь 15 строк – про «мастерское исполнение старинных цыганских романсов и лирических песен». Правда, единственным выступлением дело не ограничилось – зрители не позволили любимой певице уехать. Юрьева пела и 17, и 19, и 26 июня. Но ругать ее, как Козина, газета не рискнула.
Королева цыганского романса, имя которой гремело в 20-х -40-х годах, прожила целый век. И почти все это время рецензенты клеймили творчество певицы, утверждая, что ее ресторанный стиль чужд советскому народу и никуда не зовет. А публика ее обожала. Потом о ней забыли, и в 1999-м на исходе века вспомнили вновь. Юрьева отметила вековой юбилей на сцене концертного зала «Россия» за год до своей смерти. Мне посчастливилось увидеть примадонну.
А Бернес вернулся
А дважды орденоносец Марк Бернес собирал зрителей на концерты в Ульяновске с 18 по 22 июля 1944-го. Еще молодой (33 года), безумно обаятельный, уже очень популярный. Конечно, рассказывал о своих ролях, читал отрывки из сценария фильма «Два бойца», пел. Представляете, как звучала в затихшем зале «Темная ночь»: «Ты меня ждешь, и у детской кроватки не спишь, и поэтому знаю, со мной ничего не случится». Спустя четыре с лишним десятилетия, в конце 60-х, Марк Бернес незадолго до смерти приезжал в наш город и пел на стадионе «Труд». Я была на том концерте. И до сих пор звучит в памяти бернесовский голос: «Я люблю тебя, жизнь, и надеюсь, что это взаимно».
Какие песни Димы Билана споют спустя четыре с лишним десятилетия?..