Давайте вспомним, как начиналась славная история Ульяновского областного театра кукол, который через два месяца отметит свое 70-летие. Вспомним, как в далекую военную весну родилась сказка, вспомним тех, кто прошел с театром детство, юность и зрелость.

Еще шла война, еще больше года нужно было ждать побед. Не только взрослые, но и дети устали от горя, страданий, потерь и слез, превратились в мудрых старичков. Их нужно было учить смеяться и радоваться жизни. Не знаю, об этом ли думали эвакуированные из Москвы в Ульяновск супруги Н.В. и М.Н. Мисюра, но именно они взялись за осуществление невероятной идеи – создать театр кукол. Театр, приносящий радость, напоминающий о такой прекрасной мирной жизни. И 1 апреля 1944 года открылся занавес, и на сцену Ульяновской филармонии вышли первые куклы нового театрального коллектива.

«Воспитать советского зрителя»
В маленьком коллективе все умели делать кукол, лепить-красить, играть. Об основателях и первых руководителях коллектива сегодня известно мало. Но, конечно, они не могли не быть энтузиастами своего дела, людьми увлеченными, энергичными, страстно отстаивающими право рассказывать детям сказки. Причем, как писала газета «Ульяновская правда» в марте 1946 года, отстаивали «подчас не встречая должной поддержки от городских организаций. И тем не менее добились замечательных результатов. За 1945-46 гг. театр посетили 35 тысяч юных зрителей. Это свидетельствует о популярности…».
Поначалу он не имел своей стационарной сцены. За первые полгода артисты и куклы объездили 14 районов области. В 1945 году театр получил статус профессионального. А спустя два года – и собственное помещение на улице Советской (позже там разместился Дом учителя). 12 октября 1948 года сезон открылся в своем стационаре. Уже формируется постоянная труппа, появляются технические цеха по изготовлению декораций и кукол. Все это позволяет расширить репертуар.
Спектакли из афиши сороковых годов в первую очередь были мечтой маленького зрителя. Они приходили в театр, где на сцене оживали персонажи любимых сказок: «Коза-дереза», «Медведь и девочка», «Снежная королева», «По щучьему велению», «Рыжая курочка», «Аленький цветочек». Но куда было деться от времени? Необходимо было, как писали газеты, чтобы куклы «отражали реальную советскую действительность», чтобы с детства «воспитать советского зрителя, самого требовательного зрителя в мире». Так в репертуаре появились спектакль о героях-полярниках «Песня Сармико», патриотический спектакль «Сказки партизанского леса», который в 1950 году представители Московского комитета по делам искусств и общественность города признали лучшими в театральной афише нашего театра.

На кого похожа коза-дереза?
Сегодня очень любопытно заглянуть в старые рецензии, которые пестрят назидательными замечаниями и руководящими указаниями. Начинался театр с русской народной сказки «Коза-дереза». Спектакль получился веселым и шумным. Актерам так хотелось позабавить и рассмешить маленьких зрителей, которые с восторгом ждали, когда же упрямая коза боднет старика или выкинет еще какой-нибудь фокус.
Но именно это, по мнению рецензента, живущего в 1946 году, как раз и явилось существенным недостатком постановки, скрывающим ее главную идею. Он писал, что «за характеристикой зверей в русской сказке легко угадываются человеческие характеры. Театр должен был в большей мере считаться с этими требованиями русской сказки». Очевидно, рецензент не обнаружил вокруг себя «прототипов» козы-дерезы…
Но были спектакли, которые оценивали только положительно, к примеру, «Баят-Саят и чудесный теленок». Рецензент писал, что «это бесспорное творческое достижение театра. Художник удачно нашел мимику кукол. Он нашел то нейтральное выражение, которое дает возможность зрителю в соответствии с развитием сказки мысленно представить необходимое выражение (во, как завернул!). Куклы всегда немного пародируют человека. И поэтому актер должен или заглушить, или усилить этот элемент пародии. Театр правильно разрешил эту задачу. Он делает нужное и полезное дело».

«Никаких мельниц и петухов!»
До 1948 года театр возглавлял Н.В. Мисюра, затем Л.М. Зотов, а в 1953-м сюда пришел Владимир Никитин, который был главным режиссером до 1979 года. Владимира Архиповича помнят старожилы театра, актеры и работники цехов. Довелось и мне пообщаться с Никитиным, уникальным мастером, человеком ярким, интересным, увлекающимся. Слушать его можно было бесконечно. Он «завлек» в театр кукол взрослого зрителя.
…В театр, который организовали супруги Мисюра, его случайно позвал товарищ. Пришел, увидел – и остался с куклами на всю жизнь. В театре и супругу свою встретил – актрису Марию Яковлевну, с которой прожил более полувека. Здесь получил звание заслуженного деятеля искусств РСФСР.
– Может, и незаконно, но я считаю себя учеником Сергея Образцова, – рассказывал мне Владимир Архипович. – Я у него трижды стажировался на высших режиссерских курсах. Это общение давало прекрасную подпитку, обогащало. Пригодились в жизни его проповеди. Если делать, то в предел. Если не получается, лучше откажись. Но сделай по-настоящему то, что получается.
Вот лишь одна из историй, рассказанных мне Никитиным (наш разговор состоялся за год до его смерти). Первым его спектаклем для взрослых стала «Божественная комедия». Он подумал: «Время идет, старость приближается, а я, образно говоря, ничего еще не создал». В театр кукол пошла взрослая публика! Да как пошла! Сплошные аншлаги, лишние билетики на «Божественную комедию» спрашивали уже на трамвайной остановке. Решил Никитин двигаться дальше – взялся за чешскую пьесу «Чертова мельница». В то время наши танки как раз въехали в Прагу, автор пьесы сбежал на Запад, но Владимир Архипович добился разрешения на постановку. Однако когда захотел поставить еще и «До третьих петухов» опального в то время Шукшина, позвонили «сверху»: никаких мельниц и петухов, ставьте для детей.
Еще во время работы в Ульяновске Никитина приглашали ставить спектакли в Московском городском театре кукол. После Ульяновска он еще десять лет работал в Тверском театре кукол, там же получил Государственную премию РСФСР имени К.С. Станиславского, его постановки участвовали в международных фестивалях в Польше, Румынии, Франции.
Владимир Никитин умер в 1999 году, похоронен на Ишеевском кладбище. А в истории Ульяновского театра кукол остались вписанные им яркие страницы.
…Прошло семь десятилетий. Менялись режиссеры и артисты, спектакли и куклы. Театр обрел свой дом. Но по-прежнему маленькие зрители приходят сюда в поисках радости. Сказка продолжается…

Татьяна ФОМИНА