Несколько районов области который день полнятся слухами о скором закрытии местного железнодорожного сообщения. Население справедливо возмущается – для многих это единственно доступный способ добраться до Ульяновска и крупных населенных пунктов. Местные власти хватаются за голову – это не их компетенция, но отвечать перед людьми в первую очередь именно им…

На первый взгляд, так и есть. ОАО «Башкортостанская пригородная пассажирская компания» (БППК), осуществляющая пригородные (до 200 километров) железнодорожные пассажирские перевозки на территории Ульяновской области, начиная с марта регулярно сообщает об отмене тех или иных маршрутов в регионе. Более того, буквально на днях компания объявила о закрытии ряда принадлежащих ей железнодорожных касс в ульяновских поселках.

Сразу скажем, власти региона в курсе происходящего и контролируют ситуацию, насколько это возможно. Так, в прошлую среду в Ульяновске первый вице-премьер областного правительства Вильдан Зиннуров провел совещание, в котором приняли участие гендиректор БППК Игорь Поляев и замначальника Куйбышевской железной дороги по корпоративному управлению и работе с органами власти Сергей Блохин.

В рамках встречи была достигнута договоренность о сохранении необходимого количества пригородных поездов по направлениям Ульяновск – Инза, Ульяновск – Димитровград и Ульяновск – Глотовка. Что же касается поездов по направлениям Инза – Сызрань и Кузнецк – Сызрань, то БППК продолжает настаивать на том, что они будут следовать лишь до станций Рачейка и Репьевка соответственно. Под вопросом остается периодичность и сам факт сохранности еще ряда привычных ж/д маршрутов.

Специалисты департамента транспорта и дорожного хозяйства ведут переговоры с автоперевозчиками на тему усиления работы в кризисных направлениях. В большинстве – достигают понимания, как, например, с рейсами «Николаевка – Кузнецк».

Идут переговоры и с КБЖД, которая может подтвердить, а может и не подтвердить намерения БППК, являющейся «дочкой» ОАО «РЖД».

Рассматривается возможность создания региональной пригородной железнодорожной компании, как в Пермском крае, и возможность передачи местных пассажирских ж/д перевозок другой компании, благо, варианты, достойные рассмотрения, есть.

Наконец, готовится обращение в ОАО «РЖД».

Главной причиной кризиса уже который год являются высокие требования железнодорожников по субсидированию нерентабельных пригородных перевозок. В текущем году Ульяновской области выставлен счет, превышающий 200 миллионов рублей. Бюджет региона согласен выделить немногим больше сорока. И не только из-за его дефицитности.

Во-первых, на пригородных поездах области в год перевозится немногим более миллиона ульяновцев. Для сравнения: на автотранспорте – почти сто миллионов, а областные дотации автопредприятиям составляют 93 миллиона. Несопоставимые получаются дотации.

Во-вторых, железнодорожники за все время дотирования их перевозок так ни разу и не объяснили четко – откуда они берут требуемые цифры.

Есть и вовсе смехотворные причины. К примеру, Самарская область считает, что компенсацию РЖД на направлении Инза – Сызрань полностью должен оплачивать ульяновский бюджет, включая последний час езды (из четырех с лишним), который проходит по территории наших соседей. И это при том, что если наших земляков пересаживать в Рачеевке на автобус, поезд дальше пойдет просто пустым…

Несмотря на все сложности, выход будет обязательно найден. Никто не будет ограничивать мобильность ульяновцев, тем более в преддверии садово-дачного
сезона.
Кирилл Шевченко