В Ульяновске отметили 90-летие Ивана Лежнина. В середине минувшей недели в Ульяновске вспоминали нашего земляка, заслуженного художника Российской Федерации Ивана Лежнина. В среду 16 апреля в Каминном зале Дворца книги – Ульяновской областной научной библиотеки имени В.И. Ленина состоялась встреча в рамках библиотечного клуба «Содружество» «Солдат. Художник. Гражданин», посвященная 90-летию мастера.
Мы не могли пропустить это событие еще и потому, что Иван Васильевич был не только нашим земляком, но и много лет сотрудничал с «Ульяновской правдой». Он был из тех талантливых людей, про которых говорят: «талантлив во всем». На страницах нашей газеты появлялись не только его зарисовки, но и очерки о людях труда и фронтовиках, которые отличались необычайной лаконичностью и чувством стиля. В рецензиях на его работы в то время писали: «Иван Лежнин, известный любителям живописи своим неравнодушием, доброжелательным вниманием к людям села, умением ненавязчиво проникнуть в их внутренний мир, в их труд и быт, с не меньшим интересом относится к судьбе бывших фронтовиков, ветеранов Великой Отечественной. Эти две темы идут у него параллельно».

Известна и любима родными и друзьями Ивана Лежнина полушуточная эпиграмма, которую написал для своего коллеги другой известный ульяновский художник Лев Нецветаев: «Воспеть бы Вас чеканной бронзой, боец, художник, гражданин, Иван Васильевич не Грозный, А даже несколько Лежнин».

Военная юность

Его детство не было и не могло быть безоблачным. Иван Васильевич родился в крестьянской семье в вятской глубинке. Когда началась коллективизация, Лежнину было всего шесть лет. Его родителей признали кулаками и в начале тридцатых сослали в Сибирь. Детей приютила у себя сельская родня. Жили голодно, младшие ребята буквально просили милостыню, а чуть позже Иван пошел в подпаски – тогда ему не исполнилось и восьми лет. Семь лет он пас скот, и это давало хоть какие-то средства к существованию. Но школу, тем не менее, окончил. Немного поработал слесарем-водопроводчиком на ленинградском заводе, и тут настал 1941-й. Его как художника-оформителя после ФЗУ оставляли в тылу, но он, как и многие его сверстники, рвался на фронт. И ушел добровольцем, прибавив себе один год. Защищал Ленинград лыжником-автоматчиком, потом стал еще и связистом-телефонистом. Был дважды ранен. На фронте он при каждом удобном случае брался за карандаш, делал зарисовки – к восторгу своих однополчан. К сожалению, эти фронтовые наброски не сохранились. В 1944 году Лежнина направили в Ленинградское авиационно-техническое училище. В конце войны он получил специальность авиатехника, оказался по назначению в Риге, но воевать уже не довелось – пришла Победа.

Ленин в шинели Трофимова

– Так получилось, что мы с Иваном Васильевичем учились в Риге примерно в одно и то же время, я – на офицерских курсах, а он – в Академии художеств, – рассказал на встрече известный ульяновский краевед и писатель Жорес Трофимов. – Но познакомились только в Ульяновске, куда он приехал в 1957 году по приглашению своего друга и сокурсника по академии Алексея Моторина. Кстати, мне он рассказывал, что в наш город его привело еще и желание работать над ленинской темой. Я тогда подарил ему свою шинель, и он рисовал Ленина в моей шинели. Честно говоря, я не знаю художников, которые бы с таким удовольствием ездили по нашим селам, рисовали их жителей. Кроме того, Лежнин был еще и прекрасным публицистом. Газета «Ульяновская правда» проводила тогда конкурс под названием «Люди страны Советов», и Иван Васильевич не раз побеждал в этом конкурсе. Вообще, я предлагаю издать эти очерки с рисунками в виде альбома.

По словам Льва Нецветаева, Иван Лежнин – мастер во всех ипостасях живописи: и пейзаж, и портрет, и большая станковая картина – все было ему по плечу.

Дружеские отношения связывали его с другим нашим земляком – знаменитым художником Аркадием Пластовым. Про них он сам рассказал в прекрасной книге «Мои встречи с Аркадием Пластовым». Кстати, именно Аркадий Александрович сосватал Ивану Лежнину его жену Лизу. Иван Васильевич женился довольно поздно, и, как он пишет, Пластов сильно переживал из-за его холостого состояния. «Определяться пора, Ваня! В искусстве так же, как и в жизни, опора нужна!» А увидев Елизавету Петровну, придержал Ивана Васильевича за локоть и сказал, что с этим человеком, по его мнению, можно жить и работать. Именно работать – в этом был весь Пластов. Позже он говорил: «Тебе достался просто ком золота… за твой золотой характер».

Портрет офицера с «Курска»

– К сожалению, я не очень долго общалась с Иваном Лежниным, – рассказывает ульяновская журналистка Лидия Берч. – Мы познакомились, когда должна была появиться памятная книга «Солдаты Победы». Во время этой встречи мы много говорили о его последних работах. Оказывается, именно Иван Лежнин написал портрет морского офицера, выходца из сенгилеевских мест, погибшего на подводной лодке «Курск». Его звали Алексей Митяев. Лежнины знали родных подводника – бабушку и деда, старожилов Сенгилея. Алексей Митяев пошел по стопам отца и деда… Его дед, старый моряк, ветеран Великой Отечественной войны, будучи уже на пенсии, стал начальником местной пристани. По стопам отца пошел и сын, а потом – внук. Когда случилась эта трагедия в Баренцевом море, Лежнины не знали, как помочь, и предложили им написать с фотографии портрет внука-офицера. Анатолий Дмитриевич, растерявшись, сослался на то, что у них нет денег. Тогда уже растерялся Лежнин – какие деньги? (Надо сказать, что очень многое в жизни Иван Васильевич делал бескорыстно.)

Фотографию внука Митяевы дали. Лежнин засел за мольберт. В итоге работа получилась более чем удачной и, побывав на выставке в районном Доме культуры, отправилась в Санкт-Петербург. Вскоре стало известно, что именно этот портрет лег в основу живописной галереи героев «Курска».
Оксана Моисеева