Тагай, что в Майнском районе, одно из самых старших сел Ульяновской области. Официальной точкой отсчета его истории считают 1650 год, когда Тагай основали как укрепленный пункт на Карсунско-Симбирской засечной черте. Частичку старины, в которой некогда жило село, сейчас можно увидеть в школьном музее.

Спор о дате основания селения идет до сих пор, как и по поводу того, что собственно означает «Тагай». Есть версия, что с арабского это слово переводится как родственник по материнской линии, старший брат, дядя. По другой – село получило название по имени хана Золотой Орды Тагая, который завоевал местные земли еще в 14 веке.

В тюрьме Тагае ночевал Шевченко

– Тагай – село стоящее на перекрестке дорог, и благодаря этому оно развивалось успешно и в прошлые времена и держится поныне, – рассказывает учитель истории тагайской школы Сергей Павлов. – Здесь по четвергам проходили небольшие ярмарки. У Пластова есть картина, посвященная торговле в Тагае. У некоторых представителей власти есть желание возродить ярмарки на том же старом месте, но, к сожалению, оно сейчас заболочено.

Положению на дороге поселение было обязано почтовой станцией на Московском тракте и пересыльной тюрьмой на этапной дороге в Сибирь. В ней, к слову, провел одну ночь украинский поэт Тарас Шевченко. Множество ремесел, бурно развивающихся в Тагае, были также связаны дорожной темой: изготовление колес, ободьев, ремонт всего этого добра.

– В Тагае вначале пытались выращивать лен и изготавливать льняные ткани, но почвы и климат оказались неподходящими, – продолжает Сергей Александрович. – Поэтому люди перешли на выращивание конопли, из нее изготавливались грубые ткани, которые шли на половики, мешки.

Предметы, которые показывают полный цикл изготовления ткани, начиная от пучка льна и льномялки и заканчивая ткацким станком и самим изделием можно увидеть и потрогать в школьном историко-краеведческом музее, директором которого является Сергей Павлов. Открыли его еще в 2002 году: два зала посвящены ремеслам и быту, третий – Великой Отечественной войне. Нельзя не сказать про тот факт, что Павлов со своими учениками нашел 97 фамилий земляков-фронтовиков, которых не было на обелиске. Он же сумел добиться того, чтобы администрация установила плиты с их фамилиями. Кроме этого, сведения про 19 человек, которых нет в областной книге памяти, отправлены им в редакцию.

Народные шифровальщики

Экспонаты в музее все подлинные. Предметы быта частично собраны из Тагая, частично привезены из Кировской области.

– Многое утеряно, – говорит Сергей Павлов. – Жаль, не всегда мы умеем ценить то, что дано историей. Когда рассказываешь ребятишкам, у них появляется неподдельный интерес по поводу того, какие их далекие предки были сообразительные. Например, рассказывал им про соломорезку. Соломорезки были и до войны и после, когда особенно немалое количество возвращалось домой инвалидами. Чтобы кормить зимой лошадь, необходимо было добавлять в мучную болтанку солому. Придумали такое приспособление из лавки с куском пилы. Можно было даже однорукому подложить солому и резать ее.

Девочек больше всего интересует зал быта. Чаще всего они не догадываются, к чему предкам нужна была такая гладильная принадлежность как рубель. Учитель открывает завесу простых бытовых истин: жесткую льняную ткань нужно было разбивать, ее наматывали на круглую палку и палкой с выемкой и прокатывали по столу. Если дома стоял грохот, значит, хозяйка гладит белье.

– Каждый предмет интересен по-своему, – считает Сергей Александрович. –  Иногда можно вокруг одного провести целую экскурсию. Есть экспонат в музее – кандалы из тагайской пересыльной тюрьмы – так одна из учениц сделала по нему целый интересный проект.

Экспонат из другого майнского села Старые Маклауши – колодки для изготовления валенок – ведет за собой еще один увлекательный рассказ. Дело в том, что село славилось войлочными мастерами, которых приглашали в Оренбургскую губернию и которые в общем-то зарабатывали хорошие деньги в обувном бизнесе. Но делиться секретами мастерства маклаушинцы не желали, поэтому изобрели свой язык на почти сотню слов. Слово «работать», например, на их слэнге произносилось как «батлать».

Ольга ВАСЮКОВА