Наталья ФЕКЛИСТРВА
Великую Отечественную войну 90-летний ветеран из Лесного Никольского Отаромайнского района Иван Николаевич Лагунов вспоминает с гордостью и горьким привкусом скорби. Фронтовик до сих пор хранит в памяти самые яркие события своей трехлетней военной биографии.
ЯНВАРЬ 42-ГО
Для Ивана Лагунова война началась в январе 1942 года, когда на вокзале таким же, как он, новобранцам после построения и переклички была дана команда рассредоточиться по вагонам и закрытым платформам.
– Нас, только что прошедших месячное обучение в Базарном Сызгане и обмундированных, повезли под Старый Оскол, – рассказывает ветеран. – С каждым часом по отдаленным звукам орудийных выстрелов и стрекотанью автоматов мы понимали, что приближаемся к линии фронта. А вскоре и вовсе убедились в этом: началась внезапная бомбежка с воздуха. Поезд остановился, люди повыскакивали из вагонов в поисках укрытия, но спрятаться на открытой местности было негде.
Черные фигурки на белом снегу были яркой мишенью для врага, который лупил по ним изо всех сил. Сверху нещадно летели не только бомбы, но и покрывал точный минометный огонь. На всю жизнь запомнилась фронтовику эта ужасная картина – на бело-красном от крови снегу корчащиеся раненые, замершие навсегда солдаты.
Победу Иван Николаевич встретил в Австрии.
И вот он, фронт. Ивана Лагунова определили в 4-й Украинский фронт под командованием генерала армии Толбухина, в пехоту-матушку. И начались для солдата Лагунова утомительные переходы, затяжные бои, категоричные приказы «Ни шагу назад!».
– Помню, как-то раз нас по тревоге подняли, вооружили лопатами и увезли на машинах в степь, – продолжает фронтовик. – Приказали рыть противотанковые рвы, причем как можно быстрее – фашисты стремительно наступали. Даже для нас, привычных к тяготам военной жизни, это был тяжелый труд. Бескрайняя степь, нещадно палит солнце, нет воды, из еды – только хлеб, а перед глазами черно-коричневый пласт земли, который даже под сотнями ударов никак не хочет делиться на кусочки.
В Европу
Из богатой военной биографии, а пехотинцу досталось освобождать от фашистов Румынию, Венгрию, Югославию, Чехословакию, самыми тяжелыми боями признает Лагунов бои за Вену, которые длились семь суток.
– В этих боях мы несли большие потери, – продолжает ветеран. – Враг ожесточился, да и бои в черте города намного труднее полевых. Освободишь от гадов первый этаж, а глянь – он уже со второго палит. Помню, едва продвинемся на дом-другой, как нас снова прижимают и впору отходить. Несколько раз спасали свежие силы – вовремя переброшенная подмога. Сказывался численный перевес, и немцы начинали сдаваться.
Победу Иван Николаевич встретил в Австрии. С этой радостной вестью к солдатам примчался почтальон, который громко кричал: «Победа! Мы победили!» – и раздавал газеты, в которых долгожданная новость была напечатана на первой полосе.
– Три года воевал, сколько стран прошел, сколько боевых медалей привез, – подытоживает радостно ветеран, – и ведь даже ранен ни разу не был.
Сколько разных эпизодов из трехлетней боевой биографии хранит память фронтовика! Помнит Иван Николаевич и всех своих боевых друзей – и погибших, и выживших.
– Но самое главное, что хранит моя память, – говорит ветеран, – это глаза благодарных простых людей – венгров, румынов, которые встречали нас, советских солдат, как родных, угощали чем могли, приглашали в свои дома. Благодарили за освобождение.