Один из самых интересных, ярких, привлекательных экспонатов Краеведческого музея золотое оружие.

Сообщается, что шпага была изготовлена на Златоустовском заводе. В описании значится: «От середины до конца острия клинок покрыт травленым посеребряным орнаментом в виде лавровых листьев. На правой стороне клинка в медальоне вырезана надпись: «За Бородино 26 августа 1812 года», ниже вытравлен позолоченный батальный сюжет.

В медальоне на левой стороне вытравлен позолоченный двуглавый орел. На эфесе вырезана надпись: «За храбрость».

Большинство историков единодушно приписывают это наградное оружие представителю симбирской дворянской семьи Петру Ивановичу Юрлову. Однако эту версию подверг сомнению краевед Константин Иванович Новеньков. «СК» представляет вниманию читателей его точку зрения на вопрос, был ли награжден им Юрлов или другой симбирянин.

Напомним, Петр Иванович Юрлов жил в 1793-1869 годах.

Он состоял на военной службе с 16 лет. В возрасте 19 лет он участвовал в Смоленском сражении и Бородинской битве.

После победы России в войне с французами Юрлов отправился в заграничный поход. За отличие при штурме Монмартра в Париже его наградили орденом Владимира IV степени с бантом из орденской ленты. Его отвагу отметили и орденом Анны IV степени. Считается, что золотую шпагу он получил за храбрость в Бородинском сражении.

– Интерес к этому видувоинской награды был всегда повышенный: золотое оружие с надписью «за храбрость» всем наградам награда, – рассказывает Новеньков. – Я много раз читал о том, что Петр Иванович Юрлов был удостоен этого вида оружия как награды за участие в Бородинской битве. Сам, будучи учителем, с упоением рассказывал об этом ученикам. Да и верить в это очень хотелось: дворянин Юрлов был помещиком при моем родном селе Чертановке, а соседняя деревня Спешневка с землями ему принадлежала полностью. Я сам в течение многих лет говорил и писал о «золотом оружии Юрлова» то же самое, что и уважаемые мною авторы. Но после того, как я написал историю поместья Юрловых-Мещериновых, передо мной встал вопрос о награждении Юрлова Петра Ивановича золотой шпагой.

По словам Новенькова, его насторожила одна деталь. В большинстве публикаций говорили о золотом оружии Юрлова как о бесспорно имеющем место факте, но не ссылались на документы, подтверждающие его.

– Я пытался проследить по публикациям, когда появилось первое упоминание о «золотом оружии Юрлова», – рассказывает Новеньков. – Похоже, это предположение сделал бывший научный сотрудник Краеведческого музея Владимир Николаевич Грен. В сборнике «Ульяновский областной краеведческий музей имени И.А.Гончарова.

Материалы из фондов» 1960 года издания он заявил: «Имеются основания предполагать, что шпагой этой был награжден за отличие в Бородинском сражении 26 августа 1812 года уроженец Симбирской губернии штабс-капитан П.И. Юрлов».

Краевед рассказывает, что почти все авторы публикаций о семье Юрловых отсылают к прошениям и воспоминаниям, написанным в 1910 году родственниками участников войны 1812 года. Тогда Губернская комиссия по подготовке к проведению празднования 100-летия Бородинской битвы собирала данные об участниках войны 1812-1814 годов на предмет материального или морального награждения их потомков. Родственники обедневших дворян прямо просили материальную помощь, потомки богатых лишь напоминали о себе, надеясь «на благорассмотрение комиссии». Внук Петра Ивановича Юрлова, Сенгилеевский предводитель дворянства Владимир Петрович Мещеринов, написал в прошении, что его дед Петр Иванович Юрлов участвовал «при взятии Парижа», вступил в службу подпрапорщиком в Рыльский пехотный полк, переведен в Вильтмастрандский пехотный полк. «Находился в походах и неоднократных сражениях против неприятеля во время кампании 1812, 1813 и 1814 годов, за что и награжден орденами: Св. Анны 4-го класса и Св. Владимира 4 ст. с бантом и серебряной медалью в память 1812 года», – приводит выдержку из прошения Новеньков и добавляет, что на документе приписано карандашом: «Данные взяты из шестой части дворянской родословной книги Симбирской губернии».

– Данные взяты из Родословной книги, но, судя по всему, и в ней нет упоминания о золотом оружии Петра Ивановича Юрлова, – считает Новеньков. – А там оно должно было быть уже потому, что ни одно занесение в Родословную книгу не обходится без послужного списка дворянина, служившего по гражданской или по военной части.

Известно, что в 1898 году были выпущены брошюра «Историческая выставка в память 250-летия Симбирска» и каталог. В каталоге указывается шпага Юрлова, которая была представлена на выставку его родственником – Владимиром Мещериновым. Новеньков удивляется, почему в 1898 году Мещеринов шпагу на выставку представил, а в 1910 году тот же Мещеринов о ней не упомянул.

Новеньков предлагает сделать поправку в тексте о хозяине золотого оружия. В том же документе, в котором нет ни слова о «золотом оружии Юрлова», но на который ссылаются все исследователи, упомянуты два участника войны, которые, судя по воспоминаниям родственников, ссылавшихся на сданные в комиссию документы, действительно имели наградное золотое оружие. Это подполковник Александр Андреянович Попов и полковник Михаил Андреевич Ушаков.

Анна Михайлова