«Вся власть народу!» – лозунг, который использовался еще на революционных баррикадах 1917 года, не потерял своей актуальности до сих пор. Его часто можно увидеть на современных митингах. Красноречивое доказательство того, что цель еще не достигнута. Зачастую власть живет в одном мире, население в другом. Одни не знают, что творится в их «государстве», другие не понимают и не принимают того, что им спускают сверху.
Чтобы убрать этот разрыв, и была создана система местного самоуправления (МСУ), главная цель которой максимальное сближение власти и народа, привлечение граждан к непосредственному участию в решении насущных вопросов, касающихся местных, муниципальных проблем.

Началось все с веча
Первые примеры местного самоуправления уходят корнями в Древнюю Русь, во времена правления царя Ивана IV. В случае необходимости народ по своей инициативе мог собрать так называемое вече (народное собрание). Участниками веча могли быть «мужи» — главы всех свободных семейств сообщества (племени, рода, поселения, княжества). Их права на вече могли быть равными либо различаться в зависимости от социального статуса.
С тех пор ушло много времени: в разные времена роль населения в управлении государством то снижается до минимума, то постепенно увеличивается. Россия новейшего времени уже добрый десяток лет живет по 131-му Федеральному закону «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Документ, увы, до конца не работает.

Депутатам не до людей?
Чтобы понять, почему закон не ахти как работает, давайте рассмотрим два наглядных примера. Возьмем тему городского благоустройства. С точки зрения населения – многое выглядит плохо. Об этом говорят опросы, мониторинги общественного мнения (важные инструменты МСУ). Но при этом сами местные власти самоуправления говорят о том, что они делают все возможное исходя из тех средств, что у них есть. При этом население не очень–то активно выходит на субботники. У каждой стороны своя правда. Но по факту получается несоответствие местных полномочий имеющимся ресурсам.
Особенно ярко это проявляется в работе районных и поселковых администраций: там вечно ни на что не хватает денег. В результате задачи на месте не решаются, накапливаются задолженности, копятся проблемы, которые потом «неожиданно» всплывают на региональном уровне, и их чуть ли не в пожарном порядке должны решать областные власти.
Второй пример – кадры. Уж сколько об этом было сказано на совещаниях в правительстве Ульяновской области. Тут и там в районных администрациях работают люди без специального образования и навыков, с плохим знанием местных особенностей. О каком МСУ можно говорить, если сотрудник администрации не понимает, что от него люди хотят?
Особый вопрос по депутатам различного уровня. В число кандидатов попадают случайные люди, главная цель которых не работа с народом, а продвижение собственного бизнеса. Избиратели зачастую не знают, кого избирают, а потом месяцами (если не годами) не видят своего депутата. Прямое нарушение связи «власть – народ». Будет ли такая структура эффективно работать, решая местные, муниципальные проблемы? Вряд ли.

От каждого квартала – по депутату?
Поэтому на федеральном уровне принято решение о реформировании действующего законодательства о МСУ. Чтобы денег у муниципалов было столько, сколько полномочий. Чтобы депутаты работали с населением и были выбраны из самого населения.
Так как новый закон затрагивает тысячи муниципальных организаций, у него есть переходный этап длиною в 6 месяцев, для того чтобы каждый регион смог сформулировать свою нормативную базу, устав области, уставы всех муниципальных образований с учетом их специфики. Где-то много народу, где-то мало, разные территория, сроки и форма выборов и так далее.
Отметим, что нынешняя реформа о МСУ будет проходить в непосредственном контакте с населением. Потому что, если они не поймут суть изменений, от реформы не будет никакого толку. Более того, от людей ждут своих предложений, как они видят на местах работу органов местного самоуправления.
Новый закон заметно сокращает количество полномочий у муниципальных органов. Например, если три года назад организация здравоохранения лежала на плечах муниципалитетов и каждый район как мог, так это и исполнял (кто хорошо, а кто вообще никак), то теперь медицина находится в областном подчинении, что придало стройность, централизованность и качество развитию этой сферы. Одинаково во всех районах. Подобный переход полномочий возможен и по ряду других направлений: детские сады, культура и так далее. Эксперты по-разному оценивают сокращение муниципальных полномочий, но в основном сходятся во мнении, что это пойдет на пользу всем.
Также предполагается, что по новым правилам можно будет избирать больше депутатов различного уровня. Если до этого избирали депутата от района, где живут 15 тысяч избирателей, то сейчас это количество (и избирательный округ) можно сузить до тысячи человек, одного микрорайона города. Тогда шансы избираться появятся у председателей ТОСов, ТСЖ, кооперативов, других небольших организаций. Это наглядно сблизит народ и власть, доведет местные вопросы до конкретных решений.

Дмитрий ЧУРОВ