Редакция «НГ» начинает публикацию серии материалов по актуальным проблемам жизни и развития сельских территорий в Ульяновской области.
Елена ТКАЧЕВА

Глава 1. СЕЛЬСКИЕ СТАРОСТЫ: ДО И ПОСЛЕ
Не так давно глава нашего региона обзавелся парой «ушей и глаз» почти в каждом населенном пункте, входящем в состав Ульяновской области. А закон о сельских старостах снова вывел нас в число регионов-инноваторов. Принесло ли ульяновское ноу-хау свои плоды спустя почти три года? Мы рассказываем о плюсах и минусах необычного общественного института, который действует лишь в нескольких субъектах России.

Эй, вы там на селе!
Ничто не совершенно. Так и наша пирамида власти, сколько бы ее ни обтачивали всевозможные хитрые перетасовки и чудо-проекты, которые зачастую подаются как панацея от всех бед, имеет свои объективно слабые стороны. Губернатору и региональному правительству бывает, что и не хватает достоверной информации о происходящем на местах, довольно удаленных не только от областного, но и от районных центров. Главы поселковых советов, и тем более районов, не спешат демонстрировать нелицеприятность той или иной проблемы, стараясь отложить ее затратное решение (в плане человеческих и финансовых ресурсов) в долгий ящик. Ведь каждая из таких «маленьких трагедий» – отражение работы местных руководителей. А точнее, недоработки. Однако постоянно растущие требования к современному качеству жизни диктуют необходимость наличия обратной связи по всей вертикали власти, вплоть до самой малочисленной деревеньки.

Вот тебе, бабушка, и «третья власть»
На сегодняшний день на территории Ульяновской области 143 поселения: 31 городское и 112 сельских. В среднем на одно сельское поселение приходится шесть-семь населенных пунктов. Численность жителей одного поселения – приблизительно 3,5 тыс. человек. Самое большое количество населенных пунктов – 17 – на территории Малохомутерского сельского поселения Барышского района. Глава сельского поселения, избранник народа, вместе со своей администрацией в количестве пяти-семи человек, как правило, находится в его центре. В дальнюю деревню он может не заглядывать неделями. А проблемы тем временем нарастают как снежный ком: дорогу почистить, уличное освещение наладить, кладбище огородить…
В одночасье после долгожданного визита такой клубок не распутать. Здесь и берут свое начало плохие результаты проверок «свыше», штрафные санкции для глав администраций и районов, снятие с постов. А что потом? Переизбрание, гордое восседание новичка в райцентре – замкнутый круг! В качестве выхода из него пару лет назад в Ульяновской области создали институт сельских старост. По сути, это местная «третья ветвь власти», ставленники губернатора в довесок, а быть может, и в противовес избранным всенародно главе и депутатам сельсовета.

Главные помощники на селе
Законом Ульяновской области от 6 октября 2011 года «О сельских старостах» была учреждена новая должность для оказания содействия губернатору в реализации его полномочий на селе. В 2012 году разработана вся необходимая нормативная база для осуществления старостами своих действий. Не подверженные атакам бесчисленной армии проверяющих, не обремененные задачей «сидеть с семи до пяти» в чиновничьем кресле, сельские старосты должны напрямую сообщать главе региона о наиболее проблемных вопросах на селе.
Сергей Морозов с легкой руки окрестил старост «полпредами губернатора в селах».
– Новый общественный институт сельских старост появился после того, как в регионе начали активно работать старшие по домам. Благодаря им власти научились слышать собственников жилья, а управляющие компании – выполнять их требования, – отметил губернатор. – Лично я буду утверждать в качестве сельских старост самых авторитетных людей, болеющих душой за свое село! Эти люди дадут возможность оценить действие или бездействие тех, кто сидит в муниципалитетах.
Параллельно глава региона подчеркнул, что областное руководство не собирается ломать властную вертикаль, в которую встроено местное самоуправление и от которой сельские старосты будут независимы.
– В вопросе развития сел мы в первую очередь будем опираться на старост. Лучше, чем они, свой дом не знает никто! – еще в далеком 2011-м отметил директор информационно-консультационного центра агропромышленного комплекса региона Игорь Иванов. – Наша же главная задача – приблизить уровень жизни на селе к городскому.

Меньше чиновников – больше толку?
Еще 9 ноября 2012 года был дан старт официальных выборов кандидатов в сельские старосты. В течение месяца в 453 населенных пунктах прошли собрания граждан, на которых выбрали претендентов на новую должность. Все кандидатуры были направлены на рассмотрение и утверждение губернатору области. Среди первых из выбранных в Ульяновской области 21 старосты 19 оказались фермерами.
– Взгляд на развитие села должен идти изнутри. Лучше, чем сами жители, никто его не сформулирует, – убежден министр сельского хозяйства Ульяновской области Александр Чепухин. – Задача старост – собрать все мнения, вплоть до того, на каком расстоянии от дома должна стоять колонка. Довести информацию до жителей – как поучаствовать в принятых областных программах. Рассказать нам о том, есть ли в населенном пункте люди, готовые развивать малый бизнес, которым нужна господдержка.
Кстати, чиновники – как муниципальные, так и госслужащие – не имеют права быть избранными на должность старосты. В функции члена такого общественного института помимо передачи на областной уровень информации о проблемах села и предложений пути их решения входит взаимодействие с органами местного самоуправления и проведение личных приемов жителей.
Несмотря на то что сельский староста не получает заработной платы, все же определенными льготами он пользуется. Так, ему предоставляется ежемесячная региональная денежная выплата в размере стоимости социального проездного билета на все виды городского пассажирского транспорта (кроме такси), а также компенсация расходов на оплату занимаемых жилых помещений, отопление, электроэнергию в размере 325 руб. в месяц. Кроме того, возможно предоставление старостам вознаграждений – в том случае, если сами сельчане создадут добровольные фонды, откуда будут идти средства.

«Вырубить» администрации на корню?
В 2012 году Сергей Морозов выступил с поистине революционной инициативой: он предложил ликвидировать администрации сельских поселений. Глава одного из самых креативных регионов попытался доказать «наверху» затратность содержания штата чиновников, вместо которого в селах хватило бы администраторов и сельских старост. Правда, год назад Совет Федерации усомнился в целесообразности такого поворота, несмотря на все плюсы института сельских старост. «Какие плюсы?» – спросите вы. Отвечаем: старосты совместно с главами поселений регулярно проводят собрания граждан, на которых утверждаются планы развития населенных пунктов. Анализ этих планов показывает, что основные проблемы в селе касаются сферы ЖКХ: отсутствие газификации, водоснабжения, уличного освещения – 50%, отсутствие дорожного покрытия или необходимость его ремонта – 25%, отсутствие ФАПов на селе – 10%, на остальные проблемы приходится по 5% (ремонт школ, детсадов, потребность в строительстве муниципального жилья для молодых семей). Также имеется острая потребность в благоустройстве населенных пунктов, в частности, озеленении улиц, ремонте исторических памятников и ограждении кладбищ.
Кстати, ульяновский опыт по привлечению сельских старост к формированию концепции устойчивого развития сельских территорий признан конструктивным на федеральном уровне и даже рекомендован другим регионам России как удачный пример. Что ж, пока хвалят, решили расширяться: от сельских старост Вешкаймского района поступило предложение создать совет сельских старост из числа наиболее активных старост муниципалитета. Эта инициатива уже находится на рассмотрении в правительстве области.

Палка о двух вертикалях власти
Итак, институт сельских старост… Никто сегодня честно не признается: удалось ли достичь желаемого эффекта или только нажили себе новые проблемы. В Интернет просочилась информация о скандалах, произошедших с выборами старост: руководство области выдвинуло одного, жители – другого.
Вот только сам факт появления должностей сельских старост в нашей области наталкивает на размышления о том, что правительство может стать заложником выстроенной им же властной вертикали, ведь получается, что власти вынуждены создавать параллельные этой вертикали структуры? Или нет?
Но механизм работы сельских старост запущен. Конечно же, он будет отрабатываться, шлифоваться. И только там, где местные власти поймут пользу своего своеобразного симбиоза с сельскими старостами, будет и реальное развитие.
(Продолжение следует)

Глава 2. ДОРОГУ – АГРАРИЯМ!
Выгодно ли сегодня вести личное подсобное хозяйство? Есть ли стимул аграриям объединяться в сельскохозяйственные производственные кооперативы? Планирует ли региональное правительство усилить меры поддержки малым формам хозяйствования на селе? О больших проблемах малого агробизнеса – без прикрас и без пристрастия.

Прощай, «совок»?
Крестьянские (фермерские) хозяйства, личные подсобные хозяйства и сельскохозяйственные потребительские кооперативы
– все это примеры малых форм хозяйствования в агропромышленном комплексе. В современных условиях их роль и функции в социально-экономическом развитии села существенно изменились. Стратегия выживания сельчан вывела личное подворье на особое положение. Если раньше доходы от ведения подсобного хозяйства были вспомогательным источником производства сельхозпродукции для пополнения продовольственной корзины сельских жителей, то сейчас для многих это основное русло денежных поступлений.
– Малые формы хозяйствования на селе являются полноправными участниками многоукладной аграрной экономики Ульяновской области, – отмечает заместитель председателя правительства Ульяновской области – министр сельского, лесного хозяйства и природных ресурсов Александр Чепухин. – От общего объема ими производится 83% овощей, 90% картофеля, 73% мяса, 60% молока.
В нашем регионе малые формы хозяйствования на селе – это более 1 тыс. граждан, ведущих личное подсобное хозяйство, около 400 крестьянско-фермерских хозяйств и более б0 сельскохозяйственных потребительских кооперативов (СПК).
– Сегодня многие сельхозпроизводители – бизнесмены по сути – отходят от «совковой» психологии, – добавляет Александр Чепухин. – Нужно выращивать не то, что можно выращивать, а то, что продается. И породы скота, и зерновые, и овощные культуры подбирают в соответствии с потребностями рынка. Сейчас, например, в почете у аграриев альтернативная масличная культура рыжик, горчица, засухоустойчивая кормовая культура сорго с большим потенциалом урожайности.

Малый бизнес – большие проблемы
Несмотря на значительный удельный вес производимой в малых формах хозяйствования сельхозпродукции, к концу первого десятилетия 2000-х стала прослеживаться тенденция к сокращению объемов производства в данном сельскохозяйственном секторе. Численность самих ЛПХ и КфХ пошла на убыль. А это уже было чревато сокращением поголовья скота и «пересыханием» некогда полноводной реки производимой продукции сельского хозяйства.
Несомненно, любой бизнес сталкивается с рядом проблем на пути своего развития. И малые объемы предпринимательской деятельности не уменьшают количество сдерживающих барьеров, если, наоборот, не увеличивают их. Техника, которой давно пора на металлолом, – не единственная проблема, отравляющая жизнь селянам. Развитию агробизнеса мешает также дисбаланс цен на сельхозпродукцию и энергоносители (ГСМ, газ, электроэнергия), сложности с оформлением земли в собственность. Серьезные трудности из-за неотработанной системы сбыта: здесь и диктат жадных посредников на селе, и отсутствие заказа со стороны государства на продукцию по приемлемым ценам. Нехватка кадров – еще один камень преткновения. Причины оттока сельского населения – плохие условия труда, плачевное состояние социальной сферы и элементарное отсутствие нормальных дорог…
Но вот свершилось маленькое чудо! Федеральные и региональные власти пришли-таки к пониманию того, что малые формы хозяйствования на селе – уже не просто коммерческая деятельность, это форма социальной организации населения в сельской местности. Поэтому создание экономических условий, снятие барьеров, препятствующих их развитию, стало, наконец, приоритетной задачей сельскохозяйственной отрасли. И не только на словах!

Поддержали рублем и участием
В 2009 году по поручению губернатора Сергея Морозова была разработана и утверждена областная целевая программа «Развитие малых форм хозяйствования на селе Ульяновской области» на 2010 – 2012 годы. Основная задача программы – повышение занятости, доходов и уровня жизни сельского населения Ульяновской области. Программа предусматривала создание замкнутого цикла производства сельхозпродукции: от сбора молока у населения и его переработки на молочных мини-заводах до реализации готовой продукции в собственных магазинах, торговых точках потребкооперации. Речь идет также и об участии сельхозтоваропроизводителей в муниципальных закупках для поставок молочной продукции в учреждения бюджетной сферы. Был разработан механизм оказания поддержки производителей, который стимулировал создание сельскохозяйственных потребкооперативов для оказания услуг сельскому населению в сбыте и переработке произведенной продукции. Общая сумма расходов на реализацию мероприятий программы в 2010 – 2012 годах составила более 776 тыс. рублей.
За три года действия программы было создано 69 сельскохозяйственных кооперативов в различных муниципалитетах (в том числе 41 по сбору и переработке молока). Появилось 360 новых рабочих мест, обеспечена занятость почти 9 тыс. сельских жителей. 84% молока перерабатывающие кооперативы собирают непосредственно от сельских граждан, ведущих подсобное хозяйство, 11% – от сельхозпредприятий и 5% от фермеров.
– Шесть кооперативов из Инзенского, Базарносызганского, Барышского, Чердаклинского, Цильнинского и Мелекесского районов занимаются не только сбором, но и переработкой молока на модульных заводах, приобретенных при поддержке области, выпуская практически весь спектр молочной продукции под единым брендом «Симбирская деревенька», – отметил министр сельского хозяйства области Александр Чепухин.

Дальше – больше
Успех всегда вдохновляет. По окончании областной целевой программы, показавшей неплохие результаты, в региональном минсельхозе разработали и приняли другую – «Развитие сельскохозяйственной потребительской кооперации и логистических центров в Ульяновской области на 2013 – 2015 годы». Она направлена на стабилизацию работающей системы производства, переработки и реализации сельхозпродукции на базе малых форм хозяйствования АПК. В конце мая 2014 года в регионе прошла встреча с целью обсуждения стратегии развития кооперации в Ульяновской области: упор будет сделан на развитие кооперации в отрасли овощеводства и мясопереработки.
Довольно успешно решается проблема реализации продукции, произведенной личными хозяйствами и потребительскими кооперативами. С января 2014 года на базе ОАО «Агропромпарк» в Ульяновске два раза в неделю разворачивается торговля местной продукцией под брендом «Симбирская деревенька». В плане мероприятий по развитию сельскохозяйственных потребительских кооперативов Ульяновской области на 2014 год есть свои изменения. Если в предыдущие три года акцент был на поддержку развития сбытовых и перерабатывающих кооперативов животноводческого направления, то с 2013 года ситуация поменялась. В связи с расширением возможностей по хранению (овощехранилище на базе Агропромпарка), продвижению продукции через сеть магазинов шаговой доступности «Покупай ульяновское!» приоритетную поддержку планируется оказать потребительским кооперативам по производству и переработке продукции растениеводства.

Родина прокормит?
Как отметил глава региона Сергей Морозов, комплексная поддержка крестьянских (фермерских) хозяйств и граждан, ведущих личные подсобные хозяйства, из бюджетов разных уровней позволила остановить темпы сокращения поголовья коров в подсобных хозяйствах и, соответственно, объемов молока по сравнению с предыдущими годами, отладить систему закупки молока у населения.
– Сельские жители, почувствовав поддержку, стали активно включаться в различные региональные программы, создавать потребительские кооперативы различных направлений и тем самым развивать сельскохозяйственное производство, обеспечивая самозанятость и повышение уровня жизни в сельской местности, – подчеркнул губернатор.
Однако без пресловутой ложки дегтя ни одно начинание сверху, к сожалению, не обходится. Меры поддержки малых форм хозяйствования, реализованные в рамках целевых программ Ульяновской области, безусловно, позволили стабилизировать ситуацию. Но для дальнейшего развития этого сектора агропромышленного комплекса требуются вовлечение в оборот новых неиспользуемых сельскохозяйственных земель, увеличение объемов производства, улучшение социального климата и повышение уровня жизни сельского населения. К хорошему привыкаешь быстро, и народ уже не позволит понизить планку достигнутого. Поэтому развитие малых форм хозяйствования на селе по-прежнему требует большой работы.