Выставка «Огненные метки» открылась в музее «Пожарная охрана Симбирска+Ульяновска».

Впервые увидев табличку страхового общества, Дмитрий не понял, с чем столкнулся. Это случилось в детстве, когда он отдыхал в дни летних каникул в доме бабушки и дедушки.

Они, железнодорожники Транссибирской магистрали, жили в большом солидном доме городка Шумиха, построенном в 1895 году специально для семей руководства железной дороги. Изучая дом, мальчик оказался на чердаке, где обнаружил большую металлическую бляху с надписью: «Застраховано в Северном обществе».

– Ни одного слова из этой надписи я не понял, – рассказывает Дмитрий. – Они всплыли в памяти, когда в учебнике истории я наткнулся на повествование о «Северном обществе», но, поразмыслив, решил, что речь идет о чем-то другом. И только учась в Московском государственном университете на экономическом факультете, я, наконец, понял, что означала та табличка. Я вернулся в дом бабушки и снял ее, чтобы хранить как семейную реликвию, и прошелся по улицам Шумихи, внимательно присматриваясь к домам. Конечно, подобные таблички обнаружились и на других домах. Забавно, но их не замечают не только жильцы домов и прохожие, но и музейные работники! В музее одного из волжских городов я рассказал о своей коллекции директору, и тот сказал: «В нашем городе таких вещей давно нет!». Я вывел его на крыльцо и показал на дом, стоящий напротив. На нем висела табличка страхового общества.

Сохранились они и в Ульяновске. Дмитрий прошелся по улице Ленина и нашел сразу две. Он обладает даром уговаривать людей разрешить ему забрать таблички для пополнения коллекции. Самовольно не снимает. И денег не предлагает, понимая: предложишь 300 рублей – потребуют в десять раз больше, хотя на самом деле их стоимость, по выражению Дмитрия, «стремится к нулю».

Поэтому Суетин уговаривает жильцов отдать таблички ему, поскольку время и воздействие природы их уже значительно повредили, и в любой момент они могут отвалиться, если дом раньше не снесут. Дмитрий собирает таблички страховых обществ дореволюционного времени, прикрепленные к старинным домам.

В России коллекционеров таких табличек немного – около ста человек. А серьезных исследователей и того меньше – не более десяти. Большинство собирает их из-за красоты, не особо вникая – что это, зачем они нужны. Суетин, в отличие от них, пришел к коллекционированию из профессии. Он сам 11 лет работал в страховой компании. А затем стал редактором отдела страхования в еженедельнике «Экономика и жизнь», по своей инициативе открыл историческую рубрику. Чем больше он вникал в тему страхования, тем больше понимал, сколько еще предстоит изучить. Так он стал заядлым посетителем архивов разных городов, изучил и продолжает изучать документы страховых обществ.

На выставке представлены и документы, и фотографии, но самой впечатляющей ее частью являются именно таблички – крупные, размещавшиеся на фасадах зданий, и малые, которые прикрепляли внутри домов, а также к различным застрахованным грузам или транспортным средствам. На многих прекрасно сохранилось яркое красочное покрытие – даже кажется, что их обновили, но Дмитрий уверяет, что позволяет себе лишь почистить таблички, чтобы сохранить их подлинность. Другие не такие броские, но и среди них немало любопытных экземпляров. Например, табличка Калужского общества единственная в царской России выполнена в виде подковы. Излюбленной формой была самая простая овальная. Часто использовали форму щита и изображения городских гербов. Многие брали за основу символ неопалимой купины – два наложенных друг на друга стилизованных креста, образующих форму звезды-восьмигранника. Страховые общества заимствовали ее из иконы, которую на Руси часто вешали в домах именно для защиты от огня.

– Эту форму взяла, например, компания «Россия», – продолжает Суетин. – Кстати, и название выбрано очень удачно, многие доверяли ей только из-за него: ну что такое «Саламандра», «Московская» или «Русская» – то ли дело «Россия», рассуждали люди. Некоторые консервативные общества на протяжении всех лет своего существования делали одинаковые доски. А многие часто их меняли, искали свой стиль.

Например, «Северное общество», «Второе Российское» сменили много разных форм. И обычно шли по пути упрощения – от дорогих и красивых к лаконичным и дешевым. Поэтому, например, чугунные таблички делали всего четыре общества – и все они в моей коллекции есть. Предпочитали латунь, цинк, жесть.

– Первая страховая компания появилась еще при Екатерине II, в XVIII веке, но настоящая история страхового дела началась в 1827 году, когда стали открываться акционерные общества, – рассказывает Дмитрий. Вплотную занявшись ее изучением, я понял, что с головой погружусь в историю России XIX – начала XX веков, поскольку и таблички, и другая атрибутика страховых обществ, и их деятельность существовали не сами по себе, а в неотрывной связи с течением истории и развитием экономики в целом.

В день вернисажа музей «Пожарная охрана Симбирска-Ульяновска» презентовал каталог своей коллекции табличек страховых компаний.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.