Есть темы, перетекающие из года в год, при этом вопросов не становится меньше. В их числе история с бюстом Гончарова и Сто­лыпина, которые волею судьбы оказались на одном пьедестале – возле Дворца книги.
Хозяин вернется на пьедестал
Точнее, пьедестал изначально четыре года «принадлежал» Столыпину, в 1917-м бюст сбросили, и он вообще исчез с лица земли. После чего восемь лет пьедестал «скучал» в одиночестве. Затем туда во­друзили бюст Гончарова.
Прошли годы, и Петр Столыпин, фигура весьма неоднозначная, вновь оказался достойным памятника. Причем в нашем городе, где он ни разу не был. Недавно появился памятник в учхозе. Но столыпин­ский пьедестал под Гончаровым не давал покоя краеведам, музейным работникам. Вон памятник Карлу Марксу трижды с место на место двигали – и стоит! Нако­нец официально было решено вернуть на пьедестал хозяина. Заказали бюст Зурабу Церетели, и в апреле нынешнего года па­мятник прибыл в Ульяновск.
Тут-то и возникла еще одна проблема – куда ставить-то? Ну в смысле – куда переносить бюст Гончарова? Представи­тель комитета по управлению городским имуществом, земельными ресурсами, ар­хитектуры и градостроительства Светлана Русакова поведала о том, что место для бюста есть на Театральной площади, кото­рая существует несколько лет… в проекте. Причем у входа в театр, под козырьком (!), либо лицом к зданию на прилегающей лужайке.
Члены градостроительного совета пред­ложили другие варианты. Бульвар Новый Венец: напротив краеведческого музея, носящего имя Гончарова. У центральной городской библиотеки, носящей то же имя. На месте Доски почета у ЦНК. На ули­це Гончарова (забыли, наверное, что там уже есть три памятника писателю, считая диван и тапок).
Было не очень понятно, зачем обсуж­дать этот вопрос, когда для гончаровского бюста нет даже нового постамента. А без него, как считают художники и архитекто­ры, невозможно верно определить место расположения. Непонятно и то, зачем вести разговоры о Театральной площади, которая неизвестно когда появится по из­вестным финансовым обстоятельствам. Еще одна непонятка – а не многовато ли памятников Столыпину для одного города? Искусствовед Луиза Баюра считает, что Гончаров на чужом пьедестале смотрит­ся неэстетично, поэтому нужно вернуть Столыпина, который являлся дальним родственником Карамзина и Лермонто­ва. Какое отношение имеет к Симбирску Лермонтов, осталось не проясненным. Как и ответ на вопрос – куда же переедет Гончаров?
Парк Победы или арка Победы?
«Куда ставить-то?» – эта проблема никак не решится относительно памятника «Дети войны» и арки Победы. В первом случае актуален еще и вопрос «что ставить?». Ре­гиональное министерство строительства провело конкурс эскизов памятника «Дети войны», в котором свои варианты представи­ли 7 скульпторов из Москвы, трое – из Улья­новска, двое – из Тольятти, по одному – из Санкт-Петербурга и Жуковского. Но ни один из них конкурсную комиссию не удовлетво­рил. Горячо присоединяюсь! Примитивно, банально, неинтересно, порой даже, про­стите, смешно (к примеру, в эскизе, где два пацана с оружием в руках конвоируют плен­ного немца – да и могло ли такое быть?!). В основном присутствуют два варианта: мама с детьми да мальчишки у станка.
С эстетической точки зрения, по словам художника Бориса Склярука, ни у одного варианта памятника нет образного ре­шения, кругового обзора – все модели фронтальные, будто не профессионалы делали. Что касается содержания, ощуще­ние такое, что авторы ни книг не читали, ни воспоминаний о войне не слышали. Моя мама, которой в 1941-м было четыре года, вспоминает войну как огромное не­преходящее чувство голода, когда первая весенняя трава выедалась подчистую… А в Смоленской области дети войны рас­сказывали мне, что никогда не забудут, как солдаты давали им кусочек хлеба…
Конкурс решено продлить. С местом тоже не определились. То ли в малоблагоустро­енном парке Победы, то ли на площади 30-летия Победы, то ли у Дворца творчества учащихся. Краевед Сергей Петров энергич­но отстаивал идею о размещении памятни­ка на… кладбище на ул. Карла Маркса, по­скольку там покоятся и дети войны, и воины. Есть идея благоустроить склон у обелиска Победы и на террасах размещать все па­мятники на военную тему, так сказать, «при­винчивая» их к монументу. Но обследование и укрепление ползущего склона потребует больших денег. Да и скопление в одном месте столь разных с художественной точки зрения памятников вряд ли целесообразно. И опять же бежим впереди паровоза: памят­ник, у которого нет даже эскиза, торопимся привязать к месту, что совершенно непро­фессиональная затея.
Ну а арку Победы (идея возведения ко­торой, как оказалось, вызывает неприятие у членов градостроительного совета, архитекторов и художников) в связи с ее масштабами, еще труднее куда-то опре­делить. Есть предложение насчет того же парка Победы. Но для этого придется ломать структуру парка и уничтожать деревья. Есть какой-то нелепый вариант установки арки в начале улицы Гончарова – она же весь обзор на Волгу перекроет! Ну нет у нас в городе градостроительной ситуации для такого сооружения. Тем не менее хотим – и все! А цена-то у арки не­малая. Во всяком случае, на благоустрой­ство многострадального парка Победы с лихвой хватило бы…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.