“Очистили” рынок
Напомним, в “черный список”, озвученный правительством РФ, вошли говядина, свинина, мясо птицы, рыба, сыры, молоко и плодоовощная продукция. Из этого перечня как минимум четыре позиции в Ульяновской области “добираются” из других регионов и стран. Мясом (как свининой, так и говядиной) местные производители обеспечивают жителей региона на 83 процента, молоком – на 89 процентов, овощами – на 76 процентов.
Согласно статданным, в прошлом году в Ульяновскую область ввезли почти 24 тысячи тонн мяса. И если свинину регион получил из Приволжского и Центрального федерального округов, то говядину (4,7 тысячи тонн) завезли, в том числе, из Австралии и Южной Америки. По оценкам регионального минсельлесхоза, ульяновские мясокомбинаты почти на треть работают на завозном сырье – говядине, свинине и продуктах его переработки.

Дефицит сырья для молокоперерабатывающих предприятий область покрывает закупками в других регионах ПФО. От соседей же в ульяновские магазины поступает и готовая молочная продукция. Из-за границы в регион импортируются сыры элитных сортов, отсутствие которых, как полагают в аграрном ведомстве, “никоим образом не скажется на обеспечении населения – их объем незначителен по сравнению с общим потреблением”.

Наконец, что касается пресловутых дешевых и вкусных польских яблок, то регион будет искать им замену. Фрукты планируется поставлять из Азербайджана, Молдовы, а также Сербии. В самих ульяновских хозяйствах производится лишь 28 процентов от потребности региона в ягодах и фруктах. Овощи традиционно привозят из южных регионов и стран. Увеличить их собственное производство в регионе можно дорогостоящим способом – расширив площади поливных земель.

– Перемены пойдут на пользу животноводству. Зерно подешевеет, рынок для мяса будет “чистым”. Повышения цен мы не ожидаем, – говорит министр сельского, лесного хозяйства и природных ресурсов Ульяновской области Александр Чепухин.

Напомним, свиноводы, в том числе, и ульяновские, понесли потери после вступления России в ВТО. Два года назад, после снижения таможенных пошлин, в нашу страну увеличился импорт свинины, произошло резкое падение цен. Для того, чтобы сегодня активизировать работу по “мясному” импортозамещению, властям придется поддержать сельхозпроизводителей рублем. Чепухин заявил о необходимости реконструкции старых свинокомплексов и завершения строительства и выхода на проектную мощность новых предприятий. А для этого нужно решить вопрос предоставления инвесторам кредитных средств. При должной финансовой поддержке местные производители, возможно, покроют потребность региона в свинине.

То же касается и птицеводства: проблемы с кормом, возникшие в последние засушливые годы, ценовые скачки на рынке поставили птицефабрики на грань выживания. Между тем, по мнению Чепухина, “эта отрасль, наряду со свиноводством, гораздо быстрее, по сравнению с мясным скотоводством, выходит на полную мощность и дает наиболее быструю отдачу”.
А вот молочная отрасль сегодня считается одной из самых проблемных и наименее инвестиционно-привлекательных в отечественном АПК. Дефицит молока-сырья отмечается в целом по Российской Федерации. Все дело в том, что молочное скотоводство – отрасль с длительным периодом оборота стада. Срок беременности коровы – 285 дней; за один отел рождается только один теленок. Срок хозяйственного использования животных составляет от восьми до десяти лет. А потому заменить импортируемое молоко собственным будет достаточно сложно.

В поисках альтернативы

Между тем ульяновские рестораторы настроены менее оптимистично, нежели аграрии.

– Мы проанализировали нашу матрицу продуктов: процентов на 90 из них – отечественного производства. По остальным 10 процентам, думаю, выход будет найден. Но у нас есть опасения, что стоимость местных продуктов поднимется в связи с прогнозируемым ростом инфляции, при том, что качество останется прежним, – говорит владелец популярных ульяновских кафе и ресторанов Дмитрий Акулин. – Я все же надеюсь, что данная мера долго не продлится и даст возможность нашим производителям подтянуться по качеству и не взвинчивать искусственно цены. Алкоголь не попал под санкции, так что здесь пока опасаться нечего. Но в любом случае, оптимизма от введенных санкций я не испытываю.

Еще более пессимистичные прогнозы у другого ульяновского ресторатора Татьяны Кругляк.

– Ограничение на ввоз импортных продуктов однозначно скажется на себестоимости готовых блюд. У нас примерно 50 процентов продуктов – импортного производства. Это морепродукты, норвежская семга, которая попала под запрет, овощи и фрукты. Чем выше уровень ресторации, тем больше зависимость от импорта. Фермерство в нашем регионе, увы, развито пока еще не сильно. Придется искать других поставщиков. Конечно, мы не ставим перед собой задачу быть импортозависимыми. И если будут альтернативные предложения, с удовольствием их примем. Но вопрос – будут ли они?

Замену норвежской семге найти, конечно, можно – например, в Китае. Но, по словам Кругляк, какого качества там рыба, пока никто не знает. Да и замена поставщика – достаточно длительный процесс, особенно для регионов.

Комментарий
Марина Никитина, руководитель Ассоциации рестораторов Ульяновской области:

– Сейчас главный вопрос, что мы будем делать дальше – развивать полный цикл производства и пытаться реализовать импортозамещение, или же наши поставщики побегут на рынки стран, для которых пока нет санкций? Что будет через год? Что победит – здравый смысл или быстрые (хоть какие-нибудь) деньги? Соответственно, для рестораторов последствия и их реакция на них тоже будут разными.

Сейчас в ресторанах доля импортных продуктов – от 10 до 85 процентов. Зависит это от особенностей концепции, кухни и региона, где находится заведение. Самые сложные позиции под замену – мясо, рыба и сыры. Центральные регионы имели возможность прямых поставок, а вот до наших заведений национальной кухни многие продукты часто не добирались, им подбиралась альтернатива. Так что среди ульяновских рестораторов есть те, кто смело говорит о том, что 10 процентов импорта они легко могут заменить. Но и есть обратная ситуация. Например, сетевые франшизы говорят о больших проблемах и думают о серьезных переменах.

Переход от привычного всегда непрост. Вероятно, вслед за введением санкций последуют изменения меню, структуры закупок и ассортимента. Еще год назад мы начали переговоры с фермерскими хозяйствами, но ресторанный бизнес – сложный клиент, сложнее розничного. Для того, чтобы организовать слаженную организацию доставки, отработать качество фермерской продукции, нужно время.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.