0 создании национального парка «Сенгилеевские горы» говорят вот уже двадцать с лишним лет, проект «оброс» кипой документации, прошел несколько экспертиз, однако до сих в Министерстве природных ресурсов и экологии РФ не вынесли окончательного решения о превращении уникального ландшафта в особо охраняемую природную территорию. Причина в местных богатствах.
Дело в сырье
Белоснежные отвесные стены Гран-ного Уха, вид на водную гладь на десятки километров с высоты Арбугинской горы, овеянная многочисленными легендами Шиловская Шишка, рай для фотографов и художников – Тушнинские холмы, каменистые пещеры Красного Гуляя – природа не обделила Ульяновскую область красотами.
Однако до сих пор в регионе нет ни одного заповедника и национального парка. Есть заказники, но их режим не позволяет должным образом оберегать природу: под охраной находится не природный комплекс, а некоторые его части.
Судьба останца Гранное Ухо могла быть более приземленной еще в 70-х. Сложенную из толщи диатомитов возвышенность хотели пустить на производство при перепрофилировании цементного завода. На защиту природного объекта встала местная общественность, добившись признания месторождения охраняемой территорией. Идея создания на территории среди лесистых массивов Сенгилеевских гор нацпарка зародилась еще в 80-х годах прошлого века. В 1993 году ульяновские экологи практически отстояли признание уникальности территории, но в последний момент получили отказ, и только спустя 20 лет, в 2013 году начался очередной этап согласования с федералами.
Сначала отказал Департамент по недропользованию по ПФО. Чтобы признать территорию Сенгилеевских гор национальным парком, необходимо изъять горы Гранное Ухо, Шиловскую Шишку и Шиловскую лесостепь из федерального баланса запасов сырья. Здесь кладезь полезных ископаемых: цемента, диатомита, углеводородов. Изначально проект границ нацпарка включал участки вырубленного, вторичного леса на правом берегу, но в таком виде лесостепь никак не могла претендовать на высокий статус, в 2013 году в предполагаемую площадь были включены территории левобережья: Белоярское лесничество, Тургеневские (Банные) острова, степные балки, речные долины. Итого это 48 тысяч гектаров.
Если исключить богатые на природные ископаемые места из территории нацпарка, это 8 тысяч гектаров, то получится «лоскутное одеяло», где заплатки
– вырубки и месторождения. Создавать заповедную территорию «Сенгилеевские горы» без единой возвышенности просто абсурдно.
«Мы, не согласившись с таким решением Департамента, обратились выше
– в Министерство природных ресурсов и экологии страны. Нас полностью поддержал глава области, Сергей Морозов написал письмо лично министру Сергею Донскому. Создана рабочая группа, теперь нам остается ждать только вердикта. Наша задача – отстоять все 48 тысяч гектаров национального парка. Мы рассчитываем, что вопрос решится в течение месяца», – рассказал главный эколог области Дмитрий Федоров.
Поладят ли соседи
На территории парка находятся сразу три разрабатываемых карьера: кварцевого песка акционерного общества «Кварц», карьер Сенгилеевского цементного завода Каранинского месторождения и меловой карьер Шиловского мелзавода. Именно заводы вызывают наибольшие опасения за чистоту природного ландшафта. Дмитрий Федоров, успокаивая тех, кто волнуется за состояние фауны, приводит примеры мирного соседства производства с национальным парком в других регионах. Главный эколог уверяет, что карьеры не навредят нацпарку, так как он находится за границами санитарно-защитных зон действующих предприятий. Недра, находящиеся на территории парка, компенсируются другими месторождениями, поэтому не станут в будущем миной замедленного действия. Запасов цементного завода хватит на 50 лет и более, уверен Федоров.
«Нет ни одного факта негативного воздействия за пределами санитарно-защитной зоны действующих месторождений. Я лично в этом году был в походах около карьера кварцевого песка, наблюдал там «краснокнижных» аполлонов. В таком количестве их не было даже в «чистые» от промышленности 90-е».
Зачем и кому нужен нацпарк?
В нашей стране национальные парки являются относительно недавним явлением. В советской системе основными особо охраняемыми природными территориями являлись заповедники и заказники. На западе доминируют именно национальные парки, где природу не только сохраняют, но и показывают людям, приводят туристов, позволяют отдыхать “и наслаждаться уникальными ландшафтами и общением с дикими животными. «Создание национального парка очень важный шаг на пути сохранения природных богатств Ульяновской области»,- считает директор научно-исследовательского центра «Поволжье», член рабочей группы по созданию нацпарка «Сенгилеевские горы» Алексей Базаров. В отличие от заповедников, национальные парки являются объектами всеобщего достояния, излюбленными местами туристов и центром научно-исследовательской деятельности: ученые, экологи и орнитологи получат возможность проводить здесь полномасштабные исследования и наблюдения за птицами. По этой причине ульяновские ученые и орнитологи давно радеют за создание здесь нацпарка.
«Сенгилеевские горы – популярное место для наблюдения за хищными птицами, территория благоприятна для орнитофауны. Здесь гнездятся орлан-белохвост, солнечный орел, орел-карлик, можно встретить черного коршуна, обыкновенного канюка. В период миграции здесь можно увидеть уток, гусей, куликов, цапель, журавлей, все пролетают через эти места», – рассказывает орнитолог Максим Корольков.
Кроме того, если территорию признают особо охраняемой территорией федерального масштаба, здесь можно будет создавать кемпинги, прокладывать маршруты, развивать экологический туризм, а главное, для борьбы с браконьерством будет создан специальный штат охраны территории. За отстрел животных на территории национального парка штрафы и другие санкции значительно строже, чем в обычном лесу.
Кстати, про отстрел. В декабре 2013 года в Красную книгу Ульяновской области был внесен давний обитатель здешних мест, любимец браконьеров, сурок-байбак, которого исключили из списка редких в 1999 году.
По халатности сотрудников министерства сельского хозяйства и природопользовании региона, в Красную книгу сурка включили, а из состава охотничьих видов исключить забыли. Так бы и велась охота на ценного грызуна, если бы в срочном порядке не отозвали лимиты на добычу байбака. По словам Дмитрий Федорова, нерадивых сотрудников уволили, а в управление Росприроднадзора по Ульяновской области уже отправлено письмо по исключению сурка из списка промысловых видов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.