Сегодня известному ульяновскому краеведу и писателю Жоресу Трофимову исполняется 90 лет. Жорес Трофимов – человек без преувеличения легендарный, он уже обеспечил себе своей жизнью и работой место в истории нашего края наравне с многочисленными героями его исследований и литературных произведений.

«Тот самый» дом

Девяносто лет – дата внушительная, но не всем, дожившим до столь почтенного рубежа, доводится стать легендой при жизни. Именно Жорес Александрович во время строительства Мемориала к столетию Ленина спас от уничтожения флигель вдовы Прибыловской, где, собственно, и появился на свет вождь мирового пролетариата – это уже региональный апокриф. Мемориальное здание к юбилею вождя на его родине возводили, толком не изучив исторические материалы, даже не зная точно места его рождения. Строители снесли почти всю Стрелецкую улицу, и у злополучного флигеля уже стояла техника, готовая навсегда стереть его с лица земли, но Трофимов упрямо доказывал высокому партийному начальству, что этот дом и есть «тот самый». На руках были архивные документы, которые до Жореса Александровича почему-то никто не удосужился разыскать. В те времена требовалась изрядная доля смелости, чтобы пойти наперекор мнению, утвердившемуся «сверху». Но в итоге исторический флигель уцелел, и теперь в нем находится музей «Дом, где родился Ленин».

Шестнадцатилетний командир

Впрочем, мы начали свой рассказ о юбиляре с середины. А в начале жизни Жореса Трофимова, как у многих из его поколения, была война, и ему тоже довелось отхлебнуть из ее горькой чаши. На свой первый боевой пост Жорес Александрович заступил, когда ему не было еще семнадцати лет. Тот страшный день 22 июня он встретил под Харьковом, куда его семья только что переехала из Узбекистана. Будущему историку тогда не исполнилось и семнадцати, и он только что сдал экзамены после девятого класса. Его отец был с 1900 года и призыву не подлежал, поскольку на фронт мобилизовали только с 1905 года рождения. Тем не менее он сразу отправился на фронт добровольцем и через полгода погиб. Жорес остался старшим мужчиной в семье, где кроме него были еще два маленьких брата – пятилетний и десятимесячный грудничок. И к тому времени шестнадцатилетний юноша уже имел свои боевые задачи и командовал четырьмя сотнями взрослых человек.

– В армию меня, конечно, не взяли, – рассказывает Жорес Трофимов. – Но дело в том, что к началу войны я уже был внештатным инструктором ДОСААФа. Пошел в военкомат, и там меня назначили … начальником обороны огромного элеватора, рядом с которым мы жили. Там работало около четырехсот человек, и я проводил с ними занятия – учил стрелять из винтовки, тушить пожары, применять противогазы, вести наблюдение, бросать гранаты, рыть окопы и все прочее в этом духе. Кроме того, я еще руководил отправкой зерна в разные точки назначения. По ночам охранял элеватор, следил, чтобы не было хищений, чтобы фашистским самолетам с земли знаки не подавали. Вот так и оборонялись до конца осени, пока не стало ясно, что Харьков наши не удержат.

Тридцать суток семья Жореса Трофимова ехала через весь Донбасс в товарном вагоне на нарах. На руках у него оказались не только мать с малолетним братом и младшим грудничком, а едва ли не все пассажиры вагона. Ведь эвакуировались в основном дети, старики и женщины, мужчин, кроме него, практически и не было. Надо было доставать пищу, воду, всякие бытовые мелочи. Причем поезд периодически бомбили – за этот путь они пережили больше десятка воздушных налетов. Что и говорить, в такой ситуации взрослеют быстро.

– Мы эвакуировались в Среднюю Азию, в армию сразу меня не взяли – восемнадцати еще не было. А когда исполнилось, я поступил в Харьковское авиационное училище связи, которое тоже было туда эвакуировано. В 1944 году окончил его и уже лейтенантом был направлен на Закавказский фронт. Немного послужил в Тбилиси, а потом меня откомандировали в Армению, в Ленинакан. И до конца войны я прослужил там в должности командира взвода радиосвязи. Основной задачей было обеспечение радиосвязи во время боевых операций военной авиации.

Лениниана и другие

После войны и до 1960 года Жорес Александрович служил в авиации. Потом уволился, приехал в Ульяновск и полюбил его так, как не всякий родившийся в этих краях может любить свой город. Еще до переезда на берега Волги он заинтересовался личностью Владимира Ульянова-Ленина и его семьи. Именно тогда Жорес Александрович принял решение создать серию произведений о молодом Ленине. Для этого он начал работать в архивах, искал встреч с людьми, помнящими кого-либо из семьи Ульяновых. Увлекшись историей, он окончил историко-архивный факультет Казанского университета.

– Меня всегда привлекали личности с большой буквы, а Владимир Ильич к таковым, безусловно, относится. Я живу в Ульяновске с 1952 года, и с первых дней жизни в этом городе я стал заниматься Лениным. Меня волновал его образ.

Лениниана – излюбленная и главная на долгие годы тема Жореса Трофимова. Но личностью нашего «самого главного земляка» он не ограничился. Приехав в Ульяновск уже в зрелом возрасте, он искренне и всей душой полюбил наш край и людей, которые прославили его навечно. И героями его следующих книг и публикаций стали братья Гончаровы, Денис Давыдов, Николай Карамзин, Николай Языков. В поисках информации он работал и продолжает работать в архивах Ульяновска, Казани, Санкт-Петербурга, Москвы. Сегодня Жорес Трофимов считается крупнейшим специалистом по истории Симбирска XIX века. Он – почетный гражданин Ульяновской области, обладатель шапки Мономаха 2009 года, автор более пятисот статей и почти пятидесяти книг о людях, которые когда-то вызвали в его душе искреннее восхищение. Жорес Трофимов – один из самых плодовитых писателей в истории Ульяновска, причем труды его были и остаются весьма востребованными. Тиражи книг писателя, выпущенных различными издательствами страны и зарубежья, достигали миллиона экземпляров. «Ульяновская правда» также с гордостью может заявить, что творческий союз Жореса Александровича и нашей газеты насчитывает уже более полувека, и главы его последнего романа о Гончарове впервые вышли именно на наших страницах.

– Я очень полюбил нашу областную библиотеку, где, конечно, провел и провожу несчитанное количество часов. В свое время я захотел написать ее историю и разыскал в архивах, что гончаровскую библиотеку еще до революции основала Александра Александровна Знаменская, а в ряде других изданий называлось имя Веры Кашкадамовой. В итоге я нашел подтверждение, что библиотеку открыла все-таки Знаменская. Советские чиновники как бы позабыли об этом из-за того, что в какой-то период своей жизни Знаменская была эсеркой, связанной с кадетскими организациями. В дополнение к биографии Знаменской я узнал, что ее муж Федор Павлович был незаконнорожденным сыном от крепостной крестьянки Александра Улыбышева – одного из руководителей знаменитого общества «Зеленая лампа». Представляете, на заседаниях этого литературного общества он сидел рядом с Пушкиным! Александр Улыбышев написал и издал во Франции трехтомную биографию Моцарта, которая его прославила, кстати, его воспитанником был знаменитый глава «Могучей кучки» композитор Милий Балакирев. Вот такие хитросплетения и пересечения судеб делают мою работу самой интересной, замечательной и волшебной…

«Что в имени тебе моем…»

Жорес Александрович не был бы собой, если бы на вопрос о своем необычном имени не прочитал бы нам историческую и крайне увлекательную мини-лекцию:

– Был такой Жан Жорес – великий французский социал-демократ, оратор, ученый, автор двадцатитомной истории Франции, павший от рук убийцы накануне Первой мировой войны в 1914 году. Через десять лет, в 1924 году, в год моего рождения, тело Жореса поместили в самое почетное место Пантеона, рядом с Наполеоном. Имя этого деятеля тогда гремело в Европе. И вот как отреагировали на это наши политработники. Один из них по фамилии Медведев жил в Тифлисе. Он назвал одного своего сына Роем, а другого – Жоресом. Жорес Медведев сейчас живет в Лондоне. А Рой остался в СССР и стал писателем, полагаю, его имя вам хорошо известно. А я родился в Могилеве – там стояла 37-я стрелковая дивизия. В Витебске стояла другая дивизия, где командиром полка был Иван Алферов. Первого сына он назвал Марксом, а второго – тоже Жоресом, он в свое время стал Нобелевским лауреатом по физике. Так что имя мое мне дало само время, оно же определило и мои занятия историей и литературой. Кстати, со своим тезкой Алфёеровым мы встретились в 2005 году в доме-музее Ленина. Я ему рассказал обо всех Жоресах, которых знаю.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.