Ведущий- Константин Толкачёв.
7 августа вступило в силу постановление Правительства Российской Федерации № 778 “О мерах по реализации указа Президента Российской Федерации от 6 августа 2014 г. № 560 “О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации”.

Если говорить простым языком – это означает введение продовольственного эмбарго в России. Продовольственное эмбарго-запрет определенных групп товаров. В первую очередь – это продовольственные товары. Данное эмбарго будет действовать в России один год.

Сегодня у нас в студии собрались обсудить эти вопросы:

-Кругляк Татьяна Станиславовна-управляющая сети ресторанов в Ульяновске

-Никитина Марина Олеговна – председатель Ассоциации рестораторов Ульяновской области

-Коржов Роман Павлович – директор ООО «Молочный завод»

К.Толкачёв: Первый вопрос хотелось бы задать Марине Олеговне Никитиной. Как бизнес воспринял эти санкции?

М.Никитина: Я не могу сказать, что мы хлопаем в ладоши. Определенное время бизнес будет испытывать трудности. Для нас непонятно – как преодолеть санкции по ряду продуктов, как найти им аналоги иных производителей. Импорт в ресторанном бизнесе от 30 до 85 процентов. 85 процентов- этот максимум свойственен для франшизных сетей, потому что именно сети способны на крупные закупки импортной продукции. Нам предстоит большая работа, и последствия однозначно для бизнеса будут.

К.Толкачёв: Роман Павлович, не секрет, что наибольший запрет введен именно на молочную продукцию – масло, молоко, сыры и т.д. Как Вы оцениваете эти санкции и возможно ли заменить товары, ввоз которых сейчас ограничен?

Р.Коржов- Сразу хочется сказать, что часть товаров заменить точно не получится. Речь идёт об эксклюзивной продукции – швейцарские, французские сыры. И это по ряду технологических и технических причин. Так скажем, у нас отсутствует традиция производства такой продукции. В силу того, что эмбарго не коснулось ряда традиционных продуктов, потребители не сильно ощутят эти санкции. Уйдут с полок магазинов дорогие и эксклюзивные сыры, дорогие позиции по маслу. Но на полках увеличится количество отечественных сыров и масла. Плюс будет поступать продукция из содружественных нам государств – например из Белоруссии.

К.Толкачёв: И из всех стран таможенного союза.

Р.Коржов- Да. Белоруссия в первую очередь сможет заместить традиционно потребляемую продукцию- сыры, масло жирности 72,5.Пока мы этого не ощущаем- у нас нет резкого роста заявок на потребление и увеличения объёмов производства. Это связано с тем, что у крупных

оптовиков ещё есть запасы продукции. Мы говорим о продукции длительного потребления, и пока эта продукция на полках ещё есть.

К.Толкачёв: Татьяна Станиславовна, как сеть ресторанов, которыми Вы управляете, воспринимает это эмбарго? Есть ли уже продукты, которых не хватает? Или же Вы не опасаетесь проблем, связанных с продовольственным эмбарго?

Т.Кругляк: На сегодняшний день никакого дефицита нет. Заметны определённые скачки цен у крупных поставщиков – на рыбу сёмгу- более чем на 70 %. В данный момент шеф-повара ресторанов разрабатывают концепцию замещения импортных продуктов в блюдах. Подбираем концепцию, согласно которой мы сможем работать с поставщиками. Например, чешская кухня- в ней будет комфортно работать поварам. Да мы ожидаем определенное недовольство со стороны наших гостей из-за возможного исчезновения из меню их любимых блюд. Именно поэтому пока нет четкого понимания работы в условиях действующего эмбарго.

К.Толкачёв: Есть ли информация о том, как будет изменяться цена блюд, в связи с увеличением цены на закупочную продукцию?

Т.Кругляк: К сожалению, есть наименования, которые невозможно будет заменить. А значит – меню будет изменяться, и в блюдах будут ингредиенты отечественных производителей.

К.Толкачёв: Марина Олеговна, Вы плотно участвуете в работе связанной с обеспечением продовольственной безопасности. К сожалению, сегодня в студии не смог присутствовать Александр Викторович Чепухин – министр сельского, лесного хозяйства и природных ресурсов. Тем не менее, я знаю, что Вы принимаете активное участие в этой работе. Какие меры предпринимаются сейчас для того, что бы активизировать работу по импорт замещению?

М.Никитина: Сейчас идёт позитивная волна – обращение внимания к фермерской продукции. Впервые мы об этом говорили ещё год назад. Конечно, мы не говорим о том, что мы заменим фермерскими продуктами наши любимые импортные сыры или лосось. Здорово, что у нас есть внимание к этому. Сейчас мы и минсельхоз обратили внимание на то, что у нас есть кооператив второго уровня, который мог бы обеспечить логистику сбора продуктов и проверку качества фермерской продукции. В ближайшее время в Ульяновске появится первый магазин фермерской продукции. Это первая ласточка в появлении сети магазинов фермерской продукции. Это будут небольшие магазины, в которых будет представлена продукция Ульяновских маленьких фермерских производителей. Я искренне надеюсь, что в магазинах будет представлено 50-60% именно фермерской продукции. Это будут магазины с именно Ульяновской продукцией.

К.Толкачёв: В чём была сложность открыть такой магазин ещё до введения санкций? Почему такая работа не велась ранее или велась, но не активно?

М.Никитина: Появился сейчас эмоциональный подъём и дополнительный стимул. Потому что сейчас есть продукты, которые реально необходимо найти. Например, из-за исчезновения сёмги пострадает японская, итальянская кухня. Так же, к примеру, есть листья салата, которые уже не возможно найти. Нет и грибов вешенка- они были польские. Есть ряд продуктов, которые нам необходимо найти, именно поэтому мы возобновили диалог по этой работе. Нужно понять – смогут ли наши фермеры предоставить нам ту продукцию, в которой мы нуждаемся. Мы уже год общаемся с фермерами. И нам действительно уже удалось представить их продукцию в

некоторых заведениях. За этот год уже произведена хорошая работа, но необходимо увеличение объёмов, а это уже сложный логистический поток. Я искренне надеюсь, что в ближайшее время мы это сделаем. Мне бы очень хотелось, что бы наши рестораны были полностью обеспечены.

К.Толкачёв: Понятно и то, что этот вопрос связан с разными субъектами.

М.Никитина: Да. Конечно. Мы – рестораторы не являемся ключевыми потребителями. Мы закупаем продукцию только маленькими партиями, несколько раз в неделю. Нам нужна очень качественная и свежая продукция. Нам нужны регулярные поставки, потому, что у нас нет больших складских помещений как у розничной торговли. Если будет розница, то используя эту логистику, мы сможем спокойно выбирать то, что нам необходимо.

К.Толкачёв: Татьяна Станиславовна, делаете ли Вы заказы продукции у фермеров?

Т.Кругляк: Да. У нас изначально была позиция – по мясу мы не работаем с импортной продукцией, а работаем с отечественной, в том числе и с нашей областью. Поэтому это в наших интересах сотрудничать с фермерами.

К.Толкачёв: Сейчас Ваши главные опасения связаны с рыбной продукцией?

Т.Кругляк: Да именно с рыбой, а так же с сырами.

К.Толкачёв: Роман Павлович, хотелось бы поговорить о возможности увеличения цен, некоторые аналитики уже это прогнозируют. Вы можете сделать прогноз цен, в том числе на линию вашей продукции?

Р.Коржов: Да, конечно повышение цен произойдёт. Причина – сезонное повышение цен на сырьё, так как объём производимого сырья в зимний период сокращается. Это факт – объёма производимого сырья молока в Ульяновской области не хватает. Не хватает для того, что бы покрыть объём производства перерабатывающих предприятий. На сегодняшний день, в Ульяновской области производят 274 тонны товарного молока. Только наш завод перерабатывает 160 тонн. А у нас ещё есть ряд крупных предприятий, которые тоже работают на молоке. Соответственно есть дефицит. Когда есть дефицит- растёт цена. Так как наше предприятие работает только на натуральном молоке, то мы вынуждены повышать цены на реализацию продукции.

К.Толкачёв: Это связано только с сезонностью?

Р.Коржов. Да. Но это будет связано и с санкциями в том числе. Да люди не будут покупать импортный сыр, но спрос останется. Вырастит спрос именно на отечественную продукцию. У ряда иностранных производителей уже есть площадки на территории России, совместные проекты с отечественными производителями. Например, у нас есть совместные проекты с компанией «Арло» по производству сыра. Они уже увеличили объёмы производства продукции на территории нашей страны. Соответственно возрастёт объём требуемого для производства сырья молока. Поэтому Правительство должно обратить внимание на производство сырья, для того, что бы удовлетворить потребность перерабатывающих предприятий. Как сказали и президент и премьер министр – изменение цен должно быть обосновано. Ни кто не должен заработать на данной ситуации. Всё должно иметь под собой определенное экономическое обоснование. Молока будет не хватать из-за сезонности и из-за увеличения спроса. Сегодня мы

этого ещё не ощущаем, но как только закончится продукция на складах – нехватка продукции (сыры, масло и т.д.)будет очевидна.

К.Толкачёв: О каком сроке идёт речь?

Р.Коржов: Максимально 20-30 дней. После мы увидим – на витринах уменьшится количество импортной продукции, а увеличится объём отечественной. Сетевые магазины уже дают нам более высокие заявки по маслу и сыру.

К.Толкачёв: В связи с увеличение количества заявок, Вы планируете увеличить мощности и объёмы производства?

Р.Коржов: Мощности достаточно, не хватает сырья – количества и качества. Те товары, о которых мы говорим – сыры и масло, они требуют высокого качества сырья. Мы должны обратить внимание на производство молока в сельском хозяйстве, потому что долгое время этим занимались не достаточно плотно. Это направление очень важное и необходимо длительное время, что бы увеличить объёмы воспроизводства молока.

К. Толкачёв: То есть производственный цикл, связанный со всеми аспектами. По известным мне данным, именно по категории продукции-сыры и масло на рынке 40 % импортная продукция и 60 % отечественная. Уточните – использовалось ли зарубежное сырьё в вашем производстве? В связи с уменьшением объёма импортной продукции, будет ли увеличен объём производимой Вами продукции?

Р.Коржов: Да. Часть позиций закроет поставками Белоруссия. Но есть опасность, что будет появляться старая продукция под новыми брэндами. Но думаю, что это будет тщательно контролироваться. Могу сказать точно, что внутри страны объём сырья так просто и быстро не увеличится на 2 миллиона тонн. Это то количество молока, которое поставлялось из Евросоюза и Америки.

М.Никитина: Сейчас всех волнует вопрос – почему растёт цена. Есть и те, кто пытаются, например, заработать на остатках лосося – рост цен до 400%. Мы за три дня собрали информацию у многих поставщиков – виден рост цен за пару дней от 8 до 20%. Причины этого ещё предстоит выяснить.

К.Толкачёв: Секрета здесь нет. Есть закон соотношения спроса и предложения. Предложение снижается – растет спрос.

Р.Коржов: Да, но это нужно исключить. Рост цен должен быть экономически обоснован. В нашей продукции- 80% это стоимость сырья. Дорожает сырьё – дорожает и цена готовой продукции. Стоимость сырья будет расти из-за увеличения спроса. Сырья будет не хватать. Здесь возникает другая проблема – фальсификация продукции. Мы будем бороться на рынке качественного сырья, а кто-то в это время будет работать на растительном жире и сухом молоке. И такие компании будут получать сверхприбыль. Потому что цена на искусственное сырьё ниже. Похожая картина уже была в 2010 году, когда была сильная засуха, а как следствие дефицит сырья. На полках тогда появилось много масла и сыра на основе растительного масла и сухого молока. Нужно тщательно отслеживать качество выпускаемой продукции. В рамках дефицита могут всплыть не добросовестные производители.

К.Толкачёв:- Татьяна Станиславовна, не рассматривали ли Вы альтернативные варианты завоза импортной продукции? Ведь санкции не распространяются на ввоз продукции для личного

потребления и для детского питания. Может быть, есть смысл ехать за границу и привозить эти товары?

Т.Кругляк: Вы имеете в виду, как во времена «сухого закона» в Америке?

К.Толкачёв: Не знаю, я спрашиваю о различных вариантах.

Т.Кругляк: У нас не такие крупные обороты, что бы завозить для личных целей. Еще не появились альтернативные поставщики. Повысилась цена, но не появилось альтернативных вариантов. Ресторанный бизнес способен изменить блюда, подобрать новые ингредиенты. Это уже наша работа, как вкусно мы сможем приготовить и по какой цене это предложим.

М.Никитина: Но это зависит и от кухни. Не все национальные кухни способны найти замену продукции.

Р.Коржов: С первого дня начали отслеживать цены на полках магазинов, но не отслеживают цены в ресторанах. Сегодня в ежедневном режиме производители дают сводку о произведенной продукции. А оптовики такой информации не предоставляют, поэтому, пользуясь случаем они предоставляют товар по завышенной цене.

М.Никитина: В нашем бизнесе цену будет сложно отследить – у нас появятся блюда- стоп, альтернативы, замены ингредиентов и т.д. Так же неправильно отслеживать и сети. Значит нужно контролировать оптовиков.

К.Толкачёв- Федеральные ритейлеры уже жалуются на поставщиков. Уже началась ситуация, когда каждый участник рынка «показывает пальцем» на другого. Марина Олеговна, как Вы считается – какой субъект должен контролировать цены, кто будет собирать всю информацию и проверять обоснованность изменения цен? Я, если честно, в это вообще не верю.

М.Никитина- Как я поняла, по всей России эту функцию спустили Общественной палате. Завтра в Ульяновске будет собираться, что с этим делать. Должны быть инструменты – как это регулировать.

К.Толкачёв: Мы говорим об Общественной палате Ульяновской области. Сегодня была открыта телефонная линия федеральной общественной палаты. Потребители могут предоставлять по телефону о случаях необоснованного, на их взгляд, роста цен.

М.Никитина: Нужно понять, что необходимо анализировать и как. Мы все понимаем, что если это будут только звонки- то будет поступать очень разная информация.

К.Толкачёв: Вопрос в реакции – что сможет сделать с этой информацией Общественная палата.

М.Никитина: Да, конечно. Выяснили мы, что оптовик завысил цену, но что мы будем делать дальше? Это уже другой вопрос. Мы сейчас рассматриваем альтернативные варианты. Именно поэтому обращаем внимание на фермерскую продукцию. Я не знаю, на сколько в итоге цена окажется конкурентно способной. Мы всё делаем для этого, но и поставщики должны понимать, что нам необходима качественная продукция. Мы не можем себе позволить использовать низкосортную продукцию- это будет ощутимо и при приготовлении и по вкусу.

К.Толкачёв: Изменится ли цена на блюда в ресторанах?

М.Никитина: Не те годы, не то время. Сейчас будет сложно повышать цены. Потому что нам важны наши гости – нам с ними работать. Поэтом мы очень хотим сохранить диапазон цен, который есть сейчас.

К.Толкачёв: Роман Павлович, санкции объявлены на год, как Вы считаете, отменят ли их ранее? Или же необходимо продление продовольственного эмбарго?

Р.Коржов: В первую очередь, нам нужно стремиться обеспечить жителей страны собственными продуктами. Начинаться это должно с района, города, области, федерального округа. Мы говорим о продовольственной безопасности. Это очень важная составляющая в безопасности стороны. Эта безопасность должна быть не только в количественном выражении, но и в качественном. Голодные люди способные на много. И этого нельзя допустить. По молочной промышленности – могу сказать, что мы не достаточно обеспечены к производству продукции, к которой мы уже привыкли. Но я говорю о том, что эти продукты никогда не были для нас традиционными. Речь идёт о сырах- с плесенью, Маасдам и т.д. Да у нас появился выбор. Но их сложно производить у нас.

К.Толкачёв: Вы не планируете производство альтернативных сыров?

Р.Коржов: Это очень сложная процедур. И речь не только о технологии, но и о традициях и особенностях. Сложно быстро заменить продукцию сыроварни, которая изготавливает сыры уже 250 лет, по своей технологии в особых чанах, которым тоже может быть 250 лет. Конечно, таких сыров мы не сможем сделать. Но будет производиться ряд традиционных сыров. В том числе, будут производить сыры и зарубежные компании на наших заводах в России. Традиционными продуктами мы сможем обеспечить. И точно могу сказать, что жителям Ульяновской области беспокоиться точно не нужно. Потому что есть производство и в нашем регионе, а так же обеспечат продовольствием и соседние регионы.

М.Никитина: У меня такие рассуждения вызывают некоторые эмоции. Только русский человек может говорить о исконно русских продуктах, но ездить на немецкой машине, чистить зубы пастой не отечественного производства. Для меня – мухи всегда должны быть отдельно от котлет. Продовольственной безопасностью конечно необходимо заниматься. Но при этом, если разделить эти вопросы- то я против санкций. У человека должен быть выбор. Россия в режиме запретов начинает говорить о продовольственной безопасности. Если мы разделим эти вопросы, то для нас это легче будет проходить.

К.Толкачёв: Анализируя это можно ещё сказать и про обмен санкциями. Санкция – это мера наказания за что-то. Она может быть, только после проведения расследования или после изучения дела в суде. Это если говорить о юридических аспектах. Сейчас же идёт внешнеполитический обмен силовыми методами воздействия на рынок, на финансовый сектор. Из указа президента следует, что ограничения вводятся против стран, которые уже применили санкции против России. Я убеждён, что эта внешняя политика, связанная с обменом внеправовыми мерами, санкциями ни куда не приведёт – только к страданиям простого населения.

М.Никитина: Тем не менее, если посмотреть социальные сети – все очень рады. Все готовы есть картошку и пить молоко.

К.Толкачёв: Все рады, но пройдет 20-30 дней, о которых говорил Роман Павлович, и посмотрим что будет. Татьяна Станиславовна, как Вы думаете, может быть стоит отменить санкции уже сейчас? Тем более, что уже заметен рост цен на определенные группы товаров.

Т.Кругляк: Если санкции отменят, коммерческий сектор будет очень рад. Потому что пока, у нас нет каких-либо альтернатив, страдают все участники рынка. Если санкции не отменят, путь наш будет более долгий – будем вкладываться в собственное производство. Но это сложно представить, как быстро можно наладить отечественное производство.

К.Толкачёв: Как Вы предполагаете, сколько времени потребуется на это, если импортозамещение будет долгосрочным, если придется разрабатывать альтернативные варианты?

Т.Кругляк: Наши поставщики говорят о сроке от 6 до 9 месяцев. В этот срок пройдут основные переговоры и возможно появятся альтернативные поставки для нас.

М.Никитина- То есть, когда будет решаться вопрос продлять санкции или нет, наше сотрудничество с альтернативными вариантами будет только начинать налаживаться. И опять таки мы понимаем, как это повлияет на нашу продовольственную безопасность.

К.Толкачёв: В интернете сейчас собирается петиция, что бы исключить из списка запрещенных к ввозу товаров безлактозное молоко, товары для диабетиков, биологически активные добавки и другие. Роман Павлович, действительно на нашем рынке производство таких товаров проблемно?

Р.Коржов: Проблема. Но она решаема. Есть и разработки и технологии по производству, например, безлактозного молока. Можно приобрести оборудование и реализовать производство. Вопрос только в спросе. Будет спрос, переработчики быстро переориентируются на потребителей. Но и тут уместен вопрос сырья. Дмитрий Анатольевич Медведев обратил внимание, что необходимо поддержать производителей, рассмотреть возможности расширения производства.

К.Толкачёв: Я перед эфиром распечатал самое последнее сообщение от одного из информационных агентств. Вице- премьер Аркадий Дворкович фактически подтверждает, что как только те товары, о которых я говорил ранее, одобрят премьер и президент – будут исключены из санкционного списка. Безлактозное молоко, товары для диабетиков, биологически активные добавки, товары для диабетиков, семенной фонд и сырьё для выращивания агрокультуры – нет альтернативных производств данной продукции.

Р.Коржов: Да по этим продуктам есть вопросы. Но проблема и в том, что у нас мало производство молока, мало коров. А качественный скот можно привезти из-за границы – например из Дании, Франции, Германии, Америки. Есть вещи, которые невозможно реализовать очень быстро.

К.Толкачёв: Марина Олеговна, как Вы считаете, если резюмировать нашу дискуссию, влияние санкций имеет негативный или положительный характер?

М.Никитина: Я не зря попыталась разделить эти вопросы. Да нужно заниматься продовольственной безопасностью и поддерживать фермеров, но это двояко. Мы либо за год ринемся искать альтернативные пути или будем развивать сельское хозяйство. Конечно, это плохо и для нас и для наших гостей, что мы не имеем традиционную продукцию, к которой мы

уже привыкли. А если заглядывать вперед – это было бы не плохо, если бы возродилось наше производство. Но что нам делать в промежутке, ожидая, когда это произойдёт и произойдёт ли? Я искренне надеюсь, что произойдёт.

К.Толкачёв – Сегодня уже есть сообщение, что Финляндия не поддерживает санкции в отношении России. Всё не так уж и плохо с одной стороны. Участники дискуссии пришли к выводу, что голода не будет и меня лично это очень радует. Сегодня в студии обсуждали вопросы:

-Кругляк Татьяна Станиславовна-управляющая сети ресторанов в Ульяновске

-Никитина Марина Олеговна – председатель Ассоциации рестораторов Ульяновской области

-Коржов Роман Павлович – директор ООО «Молочный завод».

Посмотрим, к чему приведёт концепция импортозамещения.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.