Ярослав Жалнин рассказал «УП», почему не стал милиционером и не хочет сниматься у Никиты Михалкова…

Одним из звездных гостей III Международного авиатранспортного форума в Ульяновске стал известный молодой российский актер театра и кино Ярослав Жалнин. Его визит на МАТФ-2014 логичен, ведь именно он сыграл недавно легенду отечественной космонавтики в нашумевшем фильме «Гагарин. Первый в космосе». Но «УП» пообщалась с Ярославом не только на космические темы…
– Говорят, среди сложностей на съемках «Гагарина» одна из главных у тебя была связана с прической?..
– У меня так растут волосы, что пригладить их назад – мука. А у Гагарина волосы как раз всегда были зачесаны назад. Гримеры со мной намучались, а я с ними. Я использовал кучу косметических средств. Мне выбривали специальные залысины, как у Юрия Алексеевича. Приходилось несколько ночей спать в специальной фиксирующей прическу шапочке. На центрифуге мне было проще. И еще, в скафандре я выгляжу на экране очень смешно. Хотя когда находишься внутри него, ничего смешного нет. Притом что, хотя мой скафандр и настоящий, не состоял, как положено, из четырех частей, не был полноценно закреплен. Космонавтам еще сложнее. Но тяжесть шлема я испытал по полной программе. Он давил на голову, попадал со всей дури по зубам. Отсутствовала система воздухоснабжения, и у меня все время запотевало стекло. Увидев себя в этом костюме, я дал себе прозвище «Грустная Панда».

– Пацаном ты успел помечтать быть космонавтом?
– Я очень хотел быть полицейским, тогда еще милиционером, как мой отец. Поступал в высшую милицейскую школу. Но система МВД меня не приняла по состоянию здоровья. В школьные годы я занимался цирком: клоунадой, жонглированием, акробатикой. Во время выполнения одного из акробатических номеров – заднего стрекосата (это такой вид сальто назад) – неудачно подпрыгнул, упал с двухметровой высоты и сломал себе позвоночник. В результате оказался ограниченно годен к службе в армии. А значит, и в МВД. Тогда я решил свое хобби превратить в профессию и в 2008 году окончил ВГИК. Мог бы, наверное, и космонавтом стать. Думаю, добился бы успехов на этом поприще. Преграда к полету в космос у меня сейчас только одна – я занимаюсь другой профессией. Когда в России начнется космический туризм, я буду одним из первых туристов.

– Ты в жизни стал чаще улыбаться, сыграв Гагарина с его известной улыбкой?
– Безусловно. Эта картина, в принципе, во многом поменяла меня как человека, мое мировоззрение и мое самоощущение в профессии. После роли Гагарина я столько всего успел сделать из того, что раньше постоянно откладывал на завтра. Придумывал себе отговорки, почему не сейчас. Теперь мне интересна жизнь именно в сумасшедшем ритме. Сегодня у меня чаще звучит «вчера», нежели «завтра». Еще этот фильм научил меня ценить то, что я имею здесь и сейчас. Я научился отдыхать. Не стремлюсь сегодня заработать все деньги мира и для этого сниматься в 10 фильмах за год, причем обязательно у Михалкова или Бондарчука, и играть в нескольких топовых театрах …

– Ты не в первом интервью подчеркиваешь, что не хочешь сниматься у Михалкова…
– Никита Сергеевич – это не мое поколение. Вокруг меня очень много молодых режиссеров не хуже. У них возможностей, конечно, поменьше. Но они острее чувствуют душевный и нравственный тренд сегодняшнего дня и сегодняшнего поколения, к которому принадлежу и я.

– С недавних пор ты снимаешь и собственное кино?
– В какой-то момент я рассудил так: если меня не снимают, буду сам себя снимать. Как Том Круз. Пошел по его пути. В основе фильма «Триста» – моя личная история. Был такой период в моей биографии, когда я после театрального института зарабатывал деньги тем, что таксовал по Москве. Вот и придумал молодого отца-одиночку, который, оставшись без работы и без денег, вынужден был сесть за руль своего автомобиля и «бомбить» по ночной столице, чтобы заработать на подарок ко дню рождения своей любимой дочки.

Почему «Триста»?
– «Триста» – это «разменная цифра» среди московских таксеров. Минимальная сумма, за которую можно, если договоришься, доехать из пункта А в пункт Б в пределах МКАДа. Вот и в нашем фильме все пассажиры главного героя расплачиваются с ним 300 рублями.

– А актер Жалнин может рассчитывать на постоянный киноангажемент у режиссера Жалнина?
– Я пока не претендую на роль режиссера. Но на продюсера Жалнина актер Жалнин всегда может рассчитывать.
Артур Артёмов