Игорь УЛИТИН
Сенгилеевский район – уникальный муниципалитет Ульяновской области. Во-первых, это единственный «горный» район региона. Есть у него и выход к Волге, и много других особенностей. Однако долгое время район был не на самом лучшем счету в регионе. Что поменялось за последние годы, как дела обстоят сейчас и есть ли перспективы у Сенгилеевского района – об этом мы расспросили главу администрации Александра Бердникова.

ДЕЛА БЫЛЫЕ
– Александр Петрович, вы стоите у руля района с конца 2011 года. Каково было тогда и сильно ли поменялась ситуация на сегодня?
– Когда я пришел на эту должность, район был в самом низу «турнирной таблицы». Мне надо было «развернуть» его к правительству, потому что выборы в Госдуму, прошедшие в декабре 2011-го, были в определенной степени «провалены». Я работал с пяти утра до поздней ночи. Самым печальным было то, что я принял район, у которого было 42 миллиона рублей долгов. Что-то удалось сэкономить, сократив городскую администрацию и передав ее полномочия районной. Часть этих денег пришлось пустить на ликвидацию мусорных свалок, потому что отходами были завалены все овраги и ручьи.
Кроме того, были постоянные проблемы с водоснабжением – до 20 порывов в день и с канализацией. В одном только Силикатном вся канализация была полностью изношена. Пришлось провести серьезный ремонт. И в 2013 году мы этот поселок протопили так, что никому не были должны. Это впервые! А весной после гидравлических испытаний не было ни одного порыва, хотя сети там до сих пор изношены на 75%.
– А с долгом в итоге удалось справиться?
– Нет. Нам просто неоткуда взять эти деньги. На продаже объектов мы уже обожглись – один объект продавали три года, и в итоге его продали по принципу «кто сколько даст». Продали гораздо меньше реальной цены. А при ремонте школ и детсадов, при строительстве жилья приходится идти на хитрость. Однако в 2012 году мы по общим показателям вышли на третье место по области. Хотя сейчас район на восьмом месте, но это все равно выше середины. Это со всеми нашими долгами и недостатками.
За это время у нас осуществлены и разработаны масштабные проекты, был построен новый современный стадион. Недавно заработал новый завод фирмы Unis. И в районе ведется строительство еще пяти заводов. У нас осуществлен проект строительства дороги от Силикатного до Кучур – этой дороги раньше вообще не существовало. Готов проект по строительству новой дороги в Цемзавод. У нас готовы проекты на строительство двух садиков, и один из них сейчас проходит экспертизу в Саратове. 34 миллиона на это выделено – этот проект контролирует губернатор, и мы не имеем права его подвести.
За эти три года нам удалось добиться такого содержания дорог, что на них ни одной дырки нет, на них новые знаки и разметка, хотя пришлось уволить пятерых главных дорожников.
К тому же у нас в районе сегодня, можно сказать, развился кварцевый кластер. Кварцевым песком занимаются сразу несколько предприятий: «Кварцверке», Ташлинский ГОК, завод «Кварц», которому на днях исполнилось 80 лет. Сейчас в район входит еще одна компания по этому направлению. Возможно, у нас появится и крупный стекольный завод. Предпосылки к этому есть. К тому же в их распоряжении станция Красный Гуляй. Поэтому у нас выгодно работать.

ЧТО ДЕНЬ НЫНЕШНИЙ ПРИГОТОВИЛ…
– В начале августа Владимир Путин заявил о том, что в России будет активнее происходить импортозамещение как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Сенгилеевскому району есть что дать стране?
– Вести об импортозамещении сельхозпродукции мы восприняли с радостью. Еще до того как о перемене политики в области обеспечения продуктами объявил президент, мы решили открыть в Сенгилее магазин местных товаров. Нам есть что продавать. Тот же мед, который второй год подряд признают в России самым чистым. Есть свое мясо. Причем скотоводы обижаются, что перекупщики покупают по бросовым ценам, а так они смогут продавать в этот магазин. Молока достаточно. Мы одни из немногих, у кого растут показатели по надоям. У всех падают, а у нас растут. На 500 литров, но больше. У нас в одном из хозяйств работают люди, преподававшие в сельхозакадемиии еще в советские годы. К тому же у нас возобновляется садоводство – два новых яблочных сада уже посажено. Так что мы не ждали, пока президент скажет. Сами видели, что это нужно. Тем более если умеем и хотим.
– Тема туризма в нашем регионе в последнее время очень актуальна. А Сенгилеевские горы называют «Ульяновской Швейцарией». Есть какие-то перспективы развития туризма в вашем районе?
– Перспективы есть. Например, на сегодня существует проект создания горнолыжных дорожек. Но он для района слишком дорогой – 400 миллионов. Однако мы этим вопросом занимаемся.
Кроме того, к нам были экспедиции и от клуба UAZ PATRIOT, которые два раза заезжали на Гранное Ухо и составили карту туристических мест. Нам есть чем встречать. Но, как я считаю, сейчас этот период только наступает. В течение пяти лет вы наш район не узнаете. Он будет другим.
Сегодня в Ульяновском, Старомайнском и Чердаклинском районах практичеэки нет земли, и к нам только начинает приходить туристический бизнес. У нас пока нет гостиниц и турбаз. Но уже ведутся работы в селе Смородино. Готовится территория под гостиницу в Сенгилее. И еще группа инвесторов обследует Бектяшинский и Мордовинский заливы. Это только первые ростки. Дальше будет больше.
К тому же, как я считаю, мы уже прошли стадию экватора по созданию заповедника «Сенгилеевские горы». Просто этого хотят и люди, и администрация, да и время пришло.
Еще мы планируем развивать промышленный туризм. Ведь современные заводы – они же выглядят внутри, как космический корабль. Это нужно видеть. Детям мы уже это показываем, чтобы они не уезжали.

ЛОЖКИ ДЕГТЯ
– В этом году Сенгилеевский район оказался затронут своего рода скандалом вокруг Шиловского мелзавода. Всели там так страшно, как говорят некоторые?
– Цех по добыче мела существует в Шиловке не один год. И для примера расскажу – недавно ездил в Шиловку поздравлять двух женщин, которым исполнилось 90 лет. Так вот у них руки крепкие, как у молотобойцев. Обе они работали на этом мелзаводе. К своим годам у одной из них пять, у другой три ребенка. А одна только два года назад перестала двух коров держать. Вот вам тот мелзавод, что стоит сейчас. Его хотят просто расширить, улучшить, а рядом поставить лабораторию по мелу – их до сих пор в Поволжье нет. Никакой пыли там не будет. Я уверен в том, что негативные отзывы – это ложная тревога.
– Но ведь есть же у района и проблемы. Какие из них можно назвать основными?
– Жители района хотят жить завтрашним днем. Люди уже сейчас хотят жить, как в Ульяновске или Самаре – с такими же дорогами, ЖКХ, рабочими местами. И даже так, как живут за границей.
Если что-то мы можем сделать сами, то на что-то просто не хватает финансирования. Наш бюджет, к сожалению, наполненным назвать нельзя. Завтра-послезавтра эта проблема решится. Но все хотят, чтобы проблемы решались сегодня. Так что проблемами можно назвать ЖКХ: износ водопроводных и канализационных сетей и благоустройство.
А вообще я считаю так: когда люди не замечают власть – тогда власть на коне, а когда они власть замечают – значит, она не дорабатывает.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.