Дважды за минувшую неделю на сайте Media 73 выходили в свет публикации, посвящённые одной и той же проблеме. В них говорилось о многомесячном споре, в который оказались втянутыми глава администрации Новоспасского района Александр Вражнов, СПК имени Соловьёва этого же района в лице своего председателя Николая Игонина и представительство ОАО «Магистральные нефтепроводы «Дружба», являющегося дочерней компанией ОАО «АК «Транснефть».

Суть конфликта заключается в следующем. Специалисты Куйбышевского управления нефтепровода «Дружба» провели необходимые изыскания и подготовили соответствующие документы на замену старой трубы нефтекомплекса, проложенной ещё полвека назад. Александр Вражнов, опять же на законных основаниях, в декабре прошлого года подписал постановление о предоставлении земельных участков под строительство нового нефтепровода. Николай Игонин, используя СМИ, которые верят словам, а не документам, принялся утверждать, что новая труба пройдёт по землям руководимого им хозяйства и он этого не допустит. Тот факт, что части документов на землю у хозяйства нет, а другая часть, в том числе и Государственный акт, являют собой бумаги едва ли ни времён «царя Гороха», председателя «со товарищи» не смутил.

В орбиту притязаний Игонина и разбирательств его жалоб вскоре оказались вовлечёнными правоохранительные органы и прокуратура. И никто в пылу не совсем здоровых споров не обратил, или не захотел обратить внимание на очень существенный факт. Одним из главных действующих лиц в этой истории должно было быть Министерство сельского хозяйства региона. Это «его» предприятие, не ИП, ни ООО или даже КФХ, а именно государственный сельскохозяйственный производственный кооператив, судится-рядится совсем не с рядовыми «обидчиками». Это на мундир Минсельхоза по причине скандала может быть посажено огромное пятно. Это, случись что, пошатнётся репутация уважаемого ныне всеми аграрного ведомства.

Но в его руководстве избрали беспроигрышную тактику: молчать, хоть солнце над головой померкни. Ну, посудачат, погневаются и успокоятся. Но дело, как оказывается, не только в этом. Создаётся впечатление, что об СПК в Минсельхозе попросту … не знают. Не далее как позавчера, 28 августа, корреспондент «Медиа73» спросил руководителя Минсельхоза Александра Чепухина, как тот оценивает ситуацию по поводу спора вокруг земли и что, вообще, представляет собой СПК имени Соловьёва. Глава ведомства словно впал в прострацию, он замер и не мог произнести ни единого слова. На его счастье надо было спешить на штаб по продовольственной безопасности …

Один из заместителей министра, напротив, выслушал всё до конца и даже поблагодарил: «Где вы говорите, находится хозяйство? (!!). Я обязательно всё выясню. Спасибо за информацию».

Александр Вражнов отреагировал очень резко. Едва заслышав о СПК имени Соловьёва, он сказал, как отрезал: «На территории вверенного мне района такого хозяйства нет, я его не знаю». Далее разговор пошёл в более спокойном русле. Хозяйство в районе, конечно же, зарегистрировано, но не более того. У СПК нет земли, равно как и прав на неё, оно ничего не производит: не сеет хлеб, не держит дойное и мясное стадо. Говоря иначе, его словно нет. Николай Игонин долгие годы промышляет скандалами, судами, бесконечными разборками. По мнению главы района, суть действий этого, с позволения сказать, руководителя сводится к одному: «выбить», отсудить, выклянчить хоть какие-то деньги. Тем и живёт. Ситуация с нефтепроводом исключения не составляет. Александр Вражнов первое время что-то пытался ему доказать, объяснить, даже выигрывал у него судебные процессы. Но проходило некоторое время и всё начиналось сначала.

Надзорные органы, похоже, махнули на председателя рукой: «Собака лает, караван идёт». Главе района тоже «шепнули на ушко»: «Оставь ты его, не обращай внимания. Он (Игонин) только и ждёт скандала, для него это пиар и желание «срубить наличные». Александр Вражнов не то чтобы отступился, он старается, сколько можно, сдерживать себя. Вместе с тем, ему непонятна позиция Минсельхоза. Если есть СПК, почему у него нет земли и оно ничего не производит? Как в таком случае, оно отчитывается перед ведомством, если отчитывается вообще?

Сейчас много говорят о продовольственной безопасности, импортозамещении, собственном рынке продуктов питания и продовольствия. А тут, выходит, мёртвые души? И никакой реакции. Долго ли этому нарыву оставаться на теле района? Не пора ли применить хирургическое вмешательство? Скандал уже докатился до стен прокуратуры. Идёт расследование. А Минсельхозу словно всё нипочём.

Ничего не можем ответить главе одного из самых передовых в Ульяновской области районов. Сами в полном неведении. Вопрос к руководителям аграрного ведомства: «А был ли мальчик (СПК), может быть, его и не было?». С другой стороны, хозяйство официально зарегистрировано и числится (если, конечно, числится), в «списке живых». Тогда как всё понимать? И кто за всё происходящее ответит»? В условиях санкций, эмбарго на поставки сельхозпродукцию, необходимости предельного учёта и контроля, осложнения экономической ситуации, отмолчаться уже не получится.

Виктор Никитин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.