Приближающиеся холода заставляют задуматься регио­нальную власть над тем, как не допустить того, чтобы пере­селенцы с Украины чувствова­ли дискомфорт.

На работу или на родину

Летом этого года, когда вы­нужденные переселенцы только стали приезжать в Ульяновскую область, встал вопрос о том, куда же их заселять. В итоге функции пунктов временного размеще­ния стали выполнять школы и детский лагерь «Ульяновский Артек». Однако с наступлени­ем холодов обитателей лагеря решено было расселить. При­чиной стало то, что «Артек», как и многие другие детские лагеря, не отапливается, а стало быть, жить в нем людям скоро станет совсем некомфортно. Правда, на середину прошлой недели рас­селять из лагеря нужно было не так уж много беженцев – 23 чело­века. Именно столько украинских переселенцев за месяц с лишним так и не смогли определиться ни с работой, ни с возможным жильем. Проще говоря, им все не нравилось. Посему было ре­шено переселить их из лагеря туда, где будет просто тепло. Выбор стоял между ПВР в Баев­ке Кузоватовского района или в Волостниковке Ульяновского. В итоге решено было переселять в Волостниковку, так как в Баевке на сегодня продолжают нахо­диться 90 человек. Решение это было принято на совещании под председательством губернатора Ульяновской области Сергея Морозова, которое проходило в вышеназванной Баевке.

При этом ПВР в этом селе стал примером того, что пере­селенцы с Украины стали либо устраиваться на работу, либо возвращаться к себе на родину, или уезжать в другие регионы России. Со 170 человек их чис­ленность сократилась до 90. И на сегодня либо вернуться на родину, либо переехать в другой регион планируют еще 37 чело­век. Правда, загвоздка в том, что федеральное финансирование на каждого из них было истраче­но на приезд в Ульяновскую об­ласть. Поэтому Сергей Морозов велел подумать над тем, как наш регион мог бы поспособствовать отъезду беженцев. Правда, для этого нужно понять, сколько че­ловек уже решили покинуть наш регион.

Ни одежды, ни обуви

В то же время уехать назад или устроиться на работу в бли­жайшее время могут не все. В первую очередь под этим под­разумеваются пенсионеры, ин­валиды, а также беременные женщины и кормящие матери. И именно их касается проблема, которая на сегодня считается в нашем регионе главной в от­ношении беженцев, – нехватка зимних вещей. Несмотря на то что холода, мягко говоря, не за горами, теплой одежды и обуви, причем обуви в первую очередь, не хватает катастрофически. Так­же острейшая нехватка ощущает­ся в отношении детских вещей.

Правда, некоторые шаги, на­правленные на решение этой проблемы, были сделаны еще больше месяца назад. С конца августа за конкретными семьями беженцев были закреплены кура­торы – работники правительства, администраций районов, а также депутаты разных уровней. Но и тут оказалось не все так просто.

В идеале кураторы должны были приехать к закрепленным семьям, начать поддерживать связь и узнавать об их пробле­мах. В том числе и о нехватке зимней одежды, которую, в прин­ципе, могли и приобрести. И кто-то честно выполнил возложенные на него обязанности, а кто-то нет. То есть некоторые чиновники и депутаты, в том числе и из ЗСО, закрепленные за ними семьи так и не увидели. Да и те из курато­ров, кто помог вещами, не всегда делали это добросовестно. Так, в той же Баевке одни беженцы получили новые теплые вещи, а другие явно ношеные.

В то же время было предло­жено еще раз перезакрепить кураторов за семьями. Так как за прошедший месяц число оби­тателей ПВР сократилось почти на 200 человек – с 656 человек изначально до 470 на середину прошлой недели. Поэтому семьи некоторых кураторов могли или вернуться на Украину, или уехать в другой регион.

Игорь УЛИТИН