«Чудесные странники» вернулись из Ялты. Странствовали они по просторам международного театрального фестиваля «ПостЕфремовское пространство-2014», что учрежден в память крупнейшего актера и режиссера Олега Ефремова.

Знающие люди уже поняли, что я веду речь об Ульяновском театре-студии Enfant terrible, который на днях вернулся из Ялты, где покорил публику своими «Чудесными странниками» – «древней сказкой для детей всех возрастов и поколений».
Президент и учредитель фестиваля, театральный критик Анастасия Ефремова так говорит о нашем Enfant terrible: «Я очень люблю этот театр. Вот и на этот раз, как всегда безошибочно, только ему известными путями он нашел дорогу к сердцу ялтинского зрителя. Ко мне подходили в фойе люди разного возраста со словами благодарности. И я была горда от сопричастности, что показала ульяновцев Крыму. У меня нет и тени сомнения в том, что мы с Аксеновым и его уникальным коллективом будем еще неоднократно встречаться. И не только на «ПостЕфремовском пространстве».

А гость фестиваля телеведущий, профессор РАТИ Олег Марусев отметил: «На таких спектаклях уста вообще должны молчать. Пусть говорит сердце. Это что-то уж совсем необычное – сказочный, волшебный театр. «Чудесные странники» – это не просто блестящая работа. Это спектакль-судьба, который объединяет людей по обе стороны рампы и после того, как он закончен. Все очень тонко и хрупко здесь»…

Спектакль для безработных критиков

– Так понимаю, ваша любовь с Анастасией Олеговной крепнет на глазах? – интересуюсь у художественного руководителя театра Дмитрия Аксенова.
– Любовь Анастасии Олеговны к настоящему, подлинному искусству, думаю, никогда не ослабевала. По мере того как она все больше узнает наш театр, мы чаще взаимодействуем, соприкасаемся. Наша симпатия растет с помощью спектаклей театра. Первое знакомство состоялось, когда мы показали Ефремовой первый свой спектакль «Трижды три». И он ей активно не понравился. А потом мы пересеклись году в 2012-м на фестивальном перекрестке, то есть на фестивале «Золотая провинция» в Кузнецке, куда приехали со спектаклем «Волшебное кольцо». На первый показ пришло 500 детей, так что спектакль шел под их добросовестный рев. Ефремова сказала, что ничего, конечно, не слышала, но то, что видела, хочет посмотреть еще раз. Сдала билет в Москву и осталась ради нашего «Волшебного кольца». Так и началась наша большая творческая симпатия.
– Так что ваша поездка на «ПостЕфремовское пространство» – вполне логичное развитие отношений?
– В 2013 году Ефремова пригласила нас на «ПостЕфремовское пространство» в Березняки, где мы стали лауреатами в номинации «Лучший актерский ансамбль». Отметили отличную сыгранность, владение речью, способность труппы грамотно осваивать пространство сцены, которая в три раза больше нашей. У себя-то мы играем буквально на пятачке. Энергия, душевный актерский трепет покорил суровых приуральских жителей, коллег, критиков.

А весной этого года на «Золотой провинции» Анастасия Олеговна посмотрела наш спектакль «Чудесные странники» (в нем заняты актеры Наталья Ляхова, Кристина Сабирова, Татьяна Леонова и Андрей Галактионов), после чего сказала: «Аксенов, люди должны это видеть! Это спектакль для безработных критиков. Потому что здесь не к чему придраться». И пригласила сразу на два своих фестиваля – на 2014 и 2015 годы. А в Ялте заявила: «Enfant terrible – мой любимый театр, это бренд

«ПостЕфремовского пространства», и теперь ульяновский театр будет его постоянным участником».

– Понимаю, что ваша творческая любовь взаимна. Ефремова вывела ваш коллектив на уникальное пространство. А что получает театр от общения с Анастасией Олеговной?
– Отвечу так. Есть стихотворение Саши Черного «Больному», которое я очень люблю. «Будь женой или мужем, сестрой или братом, Акушеркой, художником, нянькой, врачом, Отдавай – и, дрожа, не тянись за возвратом: Все сердца открываются этим ключом». Фестиваль Ефремовой – это праздник, где люди имеют возможность встречаться, общаться, между ними возникает любовь, и она распространяется, она дышит. Любовь заражает людей вокруг. И это радостно. Фестиваль дает возможность убедиться, что у других людей такое же сердце, такие же слезы, такая же радость. Мы едины.

Точки соприкосновения

– Ялта актеров как-то вдохновляла?
– Ялта – святое место для театралов. Место, где «околачивались» Чехов, Волошин, Андреев… Выступали мы на сцене легендарного Ялтинского театра драмы имени Чехова. И мы так стремились попасть в чеховский дом-музей! Но, видимо, наше страстное желание спровоцировало в Ялте шторм, на дом упало дерево, и музей оказался закрыт. Нет ничего случайного в этом мире. Эта поездка оказалась наполненной всякими знаками. Рядом с пансионатом, где мы жили, на воротах, обрамлявших дорожку-серпантин, увидели надпись: «Храм Святого Николая Чудотворца». А в нашем спектакле о нем идет речь! Конечно, утром в день спектакля мы все совершили восхождение к этому храму. Гуляем по набережной и видим часовню преподобного Самсона Странноприимца. А у нас «Чудесные странники»! Представляете? Ну и, конечно, набрали всяких шишек, стручков в саду возле храма, где растут все библейские растения.

– Нашли бы вы точки соприкосновения с театром Олега Ефремова, протянулись бы между вами какие-то ниточки?
– Поскольку фестиваль себя позиционирует как продолжатель традиций русского психологического театра, Ефремова говорила мне: «Поразительно, но как бы вы ни выкрутасничали, всегда сохраняете традицию глубокого психологизма». Это важно для нас. И в этом бы нашли точки соприкосновения с театром души человеческой, каковым и является русский психологический театр. Стараемся хранить его традиции бережно и скрупулезно. Далеко не в каждом театре месяц-два основательно сидят над анализом драматургического материала, как это делаем мы. Не позволяем себе выходить на площадку, не зная, что мы хотим сказать.

Пережить потрясение

– Вернусь к «душевному трепету». Как его разбудить и поддержать в молодых актерах, а значит, и у зрителей? Мне кажется, в нынешние времена трепет этот у людей отсутствует…
– Ничего подобного. Просто душа дремлет. Человек рождается ко всему готовым, в том числе трепетным. А вот что мы делаем с ним в школе, дома… И нечего потом удивляться. Парадокс как раз в том, что душевный трепет стал явлением, стал удивительным. На русской земле наличие этого качества нормально! Все это чушь, что люди превращаются в роботов. Вот в Сети лазим, и если ищем повод для желчеотделения, то его и находим. Мы уже всем накушались, у нас все есть: интернеты, айфоны… Помню, моя преподавательница в училище говорила еще в 80-е годы: «Ребята, вы поймите, сегодня удивить можно только чем-нибудь хорошим». Так что стремитесь к хорошему. А мы, желая избавить своих детей от страданий, наделяем их такой броней, которую не проковыряешь. И чтобы почувствовать в себе человека, они должны пережить потрясение, испытать радость от того, что ты способен заплакать. Мне одна знакомая барышня после спектакля «Слон Хортон» позвонила и сказала: «Мой 12-летний сын пришел и как разрыдался. Я впервые поняла, что у меня сын – добрый… И у меня отлегло от сердца». Душевное потрясение – это одна из важных задач театра.
Татьяна АЛЬФОНСКАЯ