В начале недели прошел брифинг главного эколога области Дмитрия Федорова, посвященный открытию первого национального парка в регионе «Сенгилеевские горы».

Главный эколог сразу оговорился, что этот вопрос «с огромной бородой» – ему более четверти века. Первое распоряжение Правительства РФ о создании особо охраняемых территорий, куда был включен и национальный парк «Сенгилеевские горы», вышло в уже далеком 1994 году. Потом был еще ряд аналогичных законодательных актов, но, по словам Дмитрия Федорова, дело сдвинулось с мертвой точки только сейчас – до 1 июля 2015 года будет подготовлено распоряжение Правительства РФ о создании национального парка «Сенгилеевские горы». После этого в сентябре того же года будет создана дирекция нацпарка. Это поручение дал министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской 6 октября во время встречи с губернатором Ульяновской области Сергеем Морозовым.

Дело в том, что федеральное агентство по недропользованию до недавнего времени не желало исключать из балансовых запасов полезных ископаемых залежи на территории Сенгилеевских гор, что и явилось главным препятствием на пути создания заповедника. На территории давным-давно запланированного нацпарка имеются залежи диатомитов, мела и цементного сырья. Из них как раз и сложены главные возвышенности Сенгилеевских гор и главные достопримечательности будущей охраняемой территории: Граное ухо, Тушнинские холмы, Арбугинская шишка, Шиловская шишка. Однако именно 6 октября представители агентства по недропользованию резко поменяли свою позицию.

– Возможно, свою роль сыграло то, что на совещание лично приехал Сергей Морозов, – говорит Дмитрий Федоров. – И высказал свое категорическое несогласие с предложенными границами национального парка.

По словам Дмитрия Федорова, губернатор объяснил, что находящиеся вблизи будущего нацпарка предприятия обеспечены сырьем на десятки лет вперед. Так, Сенгилеевский цементный завод обеспечен запасами сырья с Караненского месторождения более чем на тридцать лет при годовой производительности два миллиона тонн сырья цемента. В запасе остается месторождение Бутырская гора, где общие запасы цементного сырья около восьмидесяти миллионов тонн – это еще сорок лет работы при аналогичной производительности. Предприятия по производству сухих строительных смесей и обогащенного кварцевого песка, расположенных в районе Красного Гуляя и поселка Силикатный, имеют сырьевую базу на двадцать – тридцать лет. Кроме того, речь зашла о Лапшанском месторождении нефти, расположенном в географическом центре Сенгилеевских гор. Сейсморазведка еще во времена СССР обнаружила там всего сто пятьдесят тысяч тонн нефти. Наш регион в год добывает чуть меньше семисот тысяч. Даже если эти запасы были бы подтверждены, то на увеличение добычи разработка этого месторождения никак не влияет. Кроме того, от участка на левом берегу Волги отказалась «Татнефть», которая владела поисковой лицензией, но нефти так и не нашла.

– Регион вправе сам решать, что ему делать, – заявил Дмитрий Федоров. – Если он не хочет добывать полезные ископаемые, а желает на этой территории заниматься охраной природы, то так тому и быть.

Что же касается выбора между реконструкцией мелзавода близ села Шиловка и созданием национального парка, о чем много говорится с прошедшей весны, то, по словам главного эколога, эта проблема, мягко говоря, высосана из пальца. Территорию мелзавода и его карьер и не собирались включать в границы парка, потому что экосистема там нарушена и никакой ценности с экологической точки зрения не представляет. По словам Федорова, до границы охранной территории от предприятия расстояние полтора километра, что в три раза перекрывает допустимую норму. Так что в данном случае промышленное предприятие и национальный парк – вовсе не взаимоисключающие понятия.
Анна Никс