Когда к осени 1941 года немецко-фашистским войскам удалось вплотную подойти к Москве, сложно было пред­ставить в это время проведе­ние торжеств в честь Великой Октябрьской революции. Од­нако военный парад 7 ноября, который изменил настроение всей стране, состоялся.

Начавшаяся эвакуация столицы и строительство оборонительных сооружений на улицах породили массу слухов о том, что Сталин и политбюро покинули город. Чтобы развеять домыслы и под­держать моральный дух народа, глава государства распорядился начать подготовку к параду в условиях полнейшей секрет­ности.

Традиционное предпразднич­ное заседание Моссовета за день до него прошло не в Большом театре, уже заминированном к тому времени, а на платформе станции метро «Маяковская». Здесь построили трибуну, в по­езде, стоявшем у платформы, установили столы с закусками и напитками, приглашенные на заседание спускались на эскала­торе. Во время заседания Сталин обратился к присутствовавшим с речью, которая транслирова­лась по радио на всю страну, а позже распространялась в виде листовок над оккупированными районами Начало самого парада войск на Красной площади перенесли на два часа раньше: не в десять, как обычно, а на восемь часов. Командирам частей, участво­вавшим в нем, стало известно об этом в 23 часа, а приглашаемым на Красную площадь представи­телям трудящихся сообщали о проведении торжества с 5 часов утра.

Во время парада были при­няты беспрецедентные меры по обеспечению безопасности советского руководства – у всех солдат, участвовавших в параде, даже тех, кто после прохождения по Красной пло­щади отправлялся на фронт, были изъяты патроны, как и все снаряды из танков и артилле­рийских орудий. Большие опа­сения были на счет немецкой авиации, поэтому с 5 ноября со­ветская авиация наносила упре­ждающие бомбовые удары по аэродромам вражеских войск. За день до парада метеорологи сообщили, что 7 ноября ожида­ется низкая облачность и силь­ный снегопад, что несколько разрядило обстановку. Ни один немецкий самолет не достиг сердца страны, хотя, как было сообщено на следующий день, на рубежах столицы было сбито 34 фашистских самолета.

Командовал парадом коман­дующий Московским военным округом генерал Павел Артемьев, принимал маршал Семен Буден­ный. Руководство страны разме­стилось на обычном месте – на трибуне Мавзолея В.И. Ленина, с которого убрали маскировку. А в ночь перед парадом расчехлили и зажгли кремлевские звезды.

С развернутыми знаменами под боевые марши по главной площади страны шли артилле­ристы и пехотинцы, зенитчики и моряки. Потом двинулись кон­ница, знаменитые пулеметные тачанки, танки Т-34 и КВ-1. В параде приняли участие ба­тальоны курсантов Окружного военно-политического учили­ща, Краснознаменного артил­лерийского училища, полк 2-й Московской стрелковой диви­зии, полк 332-й дивизии имени Фрунзе, стрелковые, кавалерий­ские и танковые части дивизии имени Дзержинского, Москов­ский флотский экипаж, Особый батальон военного совета МВО и МЗО, батальон бывших крас­ногвардейцев, два батальона Всеобуча, два артиллерийских полка Московской зоны обо­роны, сводный зенитный полк ПВО, два танковых батальо­на резерва Ставки, которые к 7 ноября прибыли из Мурманска и Архангельска.

Вопреки традиции речь про­изнес не принимающий парад, а сам Сталин: «…Война, которую вы ведете, есть война освобо­дительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ на­ших великих предков – Алексан­дра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожар­ского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя велико­го Ленина!..».

Как говорили современники, военный парад на Красной пло­щади вселил в советских людей уверенность – врагу не взять Москву. По силе воздействия на ход событий он приравнивается к важнейшей военной операции.