Иван ПОРФИРЬЕВ
Ульяновские лесорубы просят отдать им в аренду «колхозные леса». На прошлой неделе руководство области с рабочим визитом посетило Барышский район. И одной из главных тем было обсуждение состояния лесного хозяйства в регионе и перспективы его развития; затронули и так называемые колхозные леса, которые на сегодня активно разворовываются.
СРУБИЛИ – ПОСАДИЛИ
Ульяновская область не самый богатый лесом регион. У нас только 26% территории покрыто лесом. Однако есть районы, где валить деревья можно без особого ущерба для окружающей среды. Это, в частности, западные муниципалитеты области. В том числе и Барышский район. Там на сегодня активно работают девять деревоперерабатывающих предприятий. Казалось бы, это не так уж и мало. Но сами лесорубы признаются – сырья для производства сейчас не хватает, и им приходится закупать в соседних районах, а то и регионах. Но причина нехватки, по их словам, вовсе не в том, что все леса, входящие в лесной фонд, уже вырублены. Просто есть определенные рамки, за которые современные лесозаготовители не могут выходить.
– В советское время таких ограничений не стояло, и поэтому с лесом обращались, можно сказать, более грубо, – рассказывает директор барышской «Ассоциации лесопромышленников» Олег Жучков. – Сейчас существует такое понятие, как лесохозяйственный регламент, в котором прописано, какое количество можем срубить. Кроме того, мы постоянно производим компенсационные посадки – около трех миллионов деревьев в год. Но это все речь о тех лесозаготовителях, которые работают, не нарушая закон. Они и за аренду лесных угодий платят многомиллионные выплаты, и налоги как предприниматели. Однако есть у них незаконные конкуренты. Они вырубают ту категорию лесов, закоторой сегодня фактически никто не следит.
В минсельлесхозе их по привычке продолжают называть колхозными. Они, в общем-то, раньше такими и были – относились к ведению колхозов и совхозов, которые брали оттуда древесину на свои нужды. Но это было в советские времена. А потом десятки совхозов просто перестали существовать. И контроль прекратился. Этим и воспользовались «черные лесорубы». Вот уже не один год они валят колхозные леса. И если сейчас за перевозку леса без документов их еще могут наказать, то раньше лесовозы десятками, если не сотнями, выползали с проселочных дорог на трассы и везли «кругляк» на продажу. Хотя и сейчас по проселкам продолжают пробираться грузовики, набитые бревнами. А на местах рубки таких делянок остается самый настоящий бардак с кучами срезанных сучьев и беспорядочно поваленной деревянной «некондиции». Естественно, ни о каких налогах и уж тем более арендной плате тут речь попросту не идет. Так же, как и о компенсационных посадках. Те многие и многие опустошенные «черными лесорубами» гектары лесов никто не восполняет. А стало быть, это сильнейший удар по экологии региона.
По этой причине арендаторы, которые занимаются законной рубкой деревьев, предлагают разрешить им передать в аренду те самые колхозные леса. Тогда будет с них и доход, да и компенсационные посадки взамен срубленных сосен, дубов и берез будут расти. А значит, и экология будет приходить в норму.
НА ПОЛЯХ ЗАРОСШИХ
Кроме проблемы колхозных полей на совещании под председательством губернатора была поднята тема лесов, которые выросли на брошенных полях. Ими так же, как и колхозными лесами, откровенно пользуются «черные лесорубы». Учитывая, что значительная часть этих «полевых лесов» хвойные, то уже не один год они являются источником елок к Новому году. Естественно, рубят их тоже незаконно.
Эту проблему поднял глава администрации Кузоватовского района Александр Вильчик. И он же предложил передать эти леса в лесной фонд. Правда, как выяснилось, для этого сначала их нужно перевести в ведение муниципалитетов, а потом уже отдать в распоряжение лесникам. На это уйдет, как минимум, пара лет и значительная часть средств. А за это время «черные лесорубы» успеют значительно сократить площадь лесных угодий, потому что уже сейчас многие из них вполне пригодны не только как новогоднее украшение, но и как нормальные бревна.