Валентина КАМАНИНА
«Ах да, терапевт наш сегодня выступает», – ухмыльнулся мой попутчик, узнав, что направляюсь на пресс-конференцию Владимира Путина. Мы не можем не язвить по поводу власти – таков уж наш менталитет. Но с приходом каждой простуды мы все же ждем от нее универсальный рецепт.
ЧТО ЗНАЧИТ «ВСЕХ В СИБИРЬ»?
Перед началом пресс-конференции, которая проходила 18 декабря в Москве в Центре международной торговли, акулы пера ставили ставки, сколько же по времени будет длиться главное информационное событие года для России. Некоторые морально готовили себя к тому, что Путин побьет рекорд 2008 года, когда глава государства отвечал на вопросы 4 часа 40 минут, и в этот раз будет вещать аж шесть часов! Но случился, как говорили в закулисье, антирекорд. Президент общался с медийщиками три с небольшим часа.
Разочарование после слов Путина о том, что пора закругляться и время есть только на три вопроса, осталось горьким послевкусием, которое еще долго обсуждали журналисты после пресс-конференции. В зале в этот момент сразу стало шумно. Даже представители федеральных СМИ, которые обычно не жалуют провинциальных коллег, досадно отмечали, что коллеги из регионов практически не успели задать свои вопросы.
Их, естественно, было много -больше тысячи корреспондентов со всей страны были аккредитованы на пресс-конференцию. И каждый третий пытался выделиться, делая из серьезного мероприятия шоу: засветиться перед Путиным в шлеме танкиста, махать перед ним костылем, мягкими игрушками, нарядиться в национальный костюм, простоять половину мероприятия с плакатом в руках. По какой логике президент выбирал тех, кому модераторы дадут заветный микрофон, понять сложно. Еще труднее угадать, какие именно вопросы предвещали надписи на плакатах некоторых мастеров пера: «360 градусов», «Котики», «Всех в Сибирь»…
Участие в пресс-конференции было похоже на настоящую лотерею, чего нельзя сказать о предоставлении слова журналистам пресс-секретарем президента Дмитрием Песковым. Сославшись на то, что журналисты кремлевского пула денно и нощно проводят время в работе с руководителем страны, в первую очередь возможность задавать вопросы он давал старожилам. По традиции для них были зарезервированы первые ряды. Путин в шутку назвал это кумовством.
Я слышала, такой крен в сторону федеральных СМИ был запланирован заранее, чтобы в сложившейся обстановке не занимать драгоценные минуты, например, на то, что в каком-то поселке разрушается аварийный дом, а местные чиновники ничего не предпринимают. Не президентские дела? Не скажите, если он для людей является последней инстанцией.
Кстати, судя по «интервью» друг другу, у региональных корреспондентов вопросы были далеко не мелкими. Волновало, например, как будет развиваться та или иная отрасль промышленности или сельское хозяйство в субъекте на фоне сложной экономической ситуации. Как отмечали федералы, одной из особенностей пресс-конференции стало то, что журналисты из регионов приезжали к Путину с вопросами по макроэкономике.
С ИГРУШКАМИ ВХОД ЗАПРЕЩЕН
Самые оживленные обсуждения масштабных событий сейчас проходят в Интернете. Пользователи Паутины не обошли вниманием и пресс-конференцию президента. Уже с первых минут ее проведения в одной из популярных соцсетей появилось сообщение о том, что якобы на рядах сидят одни сотрудники Федеральной службы охраны. Да, этих чрезмерно серьезных мужчин сложно было не заметить, но блогеры сильно преувеличивают по поводу их количества.
Как-никак вопросы безопасности президента – главные в организации мероприятий с ним. Информацию о месте проведения и порядке прохода на пресс-конференцию журналисты получали на адреса электронной почты. Причем письма об аккредитации отправлялись за три дня.
Ни одна мышь не проскочит мимо сотрудников ФСО. Прежде чем попасть в здание Центра международной торговли, журналисты проходили несколько этапов «идентификации» и контроля. На каждом входе охрана считывала информацию с бейджа с помощью специального устройства и проверяла сумки.
На последнем этапе уже перед дверьми главного зала осматривалась поклажа на наличие продуктов питания, напитков, мягких игрушек и громоздких плакатов, мешающих операторам. О последних двух объявлялось даже несколько раз по громкой связи. И еще организаторы убедительно просили не отнимать микрофоны у модераторов.
Охрана казалась беспощадной – около них росли груды бутылок с минералкой вперемешку с транспарантами. Потом, правда, многие восстанавливали свои творения в розданных блокнотах. Не помогали уговоры женщины, стоявшей передо мной в очереди, о том, что вода нужна от кашля. Мне, однако, даже не пришлось никого упрашивать, чтобы сохранить лимонаду и шоколадке право на существование в сумке. Да и корреспондентов с игрушками в зале было немало.
Недосмотрела охрана президента? Будем считать, что это профессионализм – определять помыслы людей по глазам.
ПАНАЦЕЯ ОТ ПРЕЗИДЕНТА
От десятой, юбилейной для Путина пресс-конференции большинство журналистов ждало ярких заявлений и сенсаций. Главные темы пресс-конференции были очевидны: что будет с экономикой, национальной валютой и в целом с положением страны на мировой арене? Именно со слов о текущей ситуации Владимир Владимирович начал выступление и пошутил, что после этого, в принципе, можно заканчивать общение с прессой.
Неизвестным до первых минут мероприятия оставался только тон ответов Путина. Общее напряжение, по моим ощущениям, частично сохранившееся до завершения пресс-конференции, подогревало и опоздание президента. А вдруг в это время он отдает судьбоносные для всей страны указы?!
О настроении большинства собравшихся в зале, впрочем, как и по ту сторону экрана, хорошо сказал журналист Александр Гамов: «Вы пришли, несколько раз уже улыбнулись, и спасибо вам за ваш оптимизм. Надеемся, что все действительно будет так, как вы сказали».
Существует ли та панацея, которая избавит страну от кризиса, и вообще говорил ли о ней Путин, можно спорить бесконечно. Каждый из его слов услышал то, что хотел. По крайней мере, формула «время лечит» срабатывает почти всегда.