В регионе успешно разводят символ 2015 года.
Все знают, что каждый год ассоциируется со своим определенным животным: 2015 год по восточному календарю будет годом Овцы. Астрологи строго предупреждают: на новогоднем столе не должно оказаться ни одного кусочка баранины. Впрочем, ограничение касается только праздника – в остальное время есть это мясо можно будет сколько угодно. В преддверии Нового года «Ульяновская правда» выяснила, готовы ли местные производители удовлетворить спрос.

На замену КРС
В последние годы в Ульяновской области поголовье овец стабильно росло. Тенденция продолжилась и в 2014-м. За этот год, по данным статистики, количество овец и коз в хозяйствах всех категорий увеличилось на 1,3 процента и сегодня составляет 75,2 тысячи голов.

В основном выращиванием овец занимаются фермеры. Одно из самых крупных овцеводческих хозяйств расположено в селе Поповка Майнского района.
– На сегодняшний день поголовье овец у нас составляет 1200 голов, – рассказывает глава КФХ Пейзулла Ашаханов. – Хотя у нас многоотраслевое хозяйство. Мы занимаемся и растениеводством, и животноводством. Сначала у нас был только крупный рогатый скот, но в середине двухтысячных это направление стало нерентабельным. Упали цены на мясо, молоко вообще чуть ли не дешевле воды тогда стоило. Держать скотину стало невыгодно не только крупным хозяйствам, но и частникам. Сейчас мы видим результат – у большинства сельчан сегодня нет ни коров, ни свиней. А у нас поля свои, пастбища – все ведь не запашешь под зерновые. Чтобы снять вопрос с фуражным зерном, мы решили попробовать заняться овцами.

Летом – шашлык, зимой – фарш
Новое направление оказалось прибыльным. Как выяснилось, баранину ульяновцы любят – спрос на продукцию устойчивый. Наибольшей популярностью она пользуется летом – в сезон шашлыков, а также в дни мусульманских праздников, однако и в другое время мясо не залеживается у продавцов. Баранину также охотно покупают владельцы кафе и ресторанов.

– Честно говоря, наших объемов сейчас не хватает, чтобы полностью удовлетворить потребность рынка. Недавно в Ульяновске открылся турецкий мясной магазин. К нам приезжали его представители, предлагали сотрудничество, но мы пока не готовы. У нас не хватает той баранины, которая им нужна: молодых овец весом от 18 до 22 килограммов.

Мясо более крупных животных покупатели не берут, потому что оно жирнее и вкусовые качества уже не те, – объясняет фермер. – Такое мясо лучше использовать для глубокой переработки при производстве фарша, колбас. У нас его покупают мясокомбинаты, но цена, конечно, другая.

В планах у Ашаханова – увеличить поголовье овец до 1600 -1700 голов. Тогда он сможет ежегодно поставлять на рынок до 500 голов молодняка.

Шерсть как утеплитель для кровли
Овцы – животные довольно неприхотливые, не требуют особых условий содержания; процент падежа овец ниже, чем других домашних животных. Низких температур они тоже не боятся, поэтому пасти их можно до глубокой зимы, а это уже экономия на кормах. Однако не все так гладко. Самая большая проблема для тех, кто занимается овцеводством, – это шерсть.

– Сегодня мы ее выкидываем. Хотя это ценное сырье, спроса на него нет, – говорит глава КФХ. – Зато есть дополнительные затраты. Мы на стрижку одной овцы тратим 70 – 80 рублей. Соответственно себестоимость мяса автоматически увеличивается.

Просто так выкидывать шерсть жалко. Чтобы хоть как-то ее использовать, в этом году овечьей шерстью в хозяйстве начали утеплять кровлю в новых коровниках.
– Знаете, я недавно прочитал в Интернете новость о том, что в Австралии нашли овцу, отбившуюся от стада лет пять назад. Пишут, что, если ее подстричь, может быть побит рекорд по шерсти с одной овцы – 25 килограммов. Деньги от продажи этой шерсти планируют отдать на благотворительность. Значит, чего-то она там, в Австралии, стоит, – рассуждает заместитель руководителя хозяйства Адам Кохцулов. – У нас в советское время шерсть стоила 8 – 10 рублей. Мясо тогда продавалось по два рубля за килограмм, то есть шерсть была в пять раз дороже. Сегодня цена на мясо 250 – 300 рублей, а на шерсть – 25 рублей. Это если еще найдутся желающие купить. Одного не могу понять: на рынок придешь, возьмешь в руки какую-нибудь вещь, и продавцы начинают тебя убеждать: «Это не синтетика, тут 60 – 70 процентов шерсти». А откуда там ей взяться?

Овца и есть овца
Овцы в хозяйстве у фермера Ашаханова в основном куйбышевской породы. Она была выведена в Кошкинском госплемрассаднике в сороковые годы прошлого столетия. Эта порода хорошо приспособлена к условиям степного Поволжья: переносит как русскую зиму, так и летнюю жару. В массе ее представители, как и все овцы, довольно смирные и робкие.

– Хотя попадаются и с характером: вредные, могут и укусить. Особенно это заметно при стрижке. Одни лежат смирно, а другие норовят пустить в ход зубы, – улыбается Адам Кохцулов. – Кличек мы им не даем. Их же больше тысячи, всех не запомнишь. Правда, иногда бывает, что мать ягненка не принимает, и тогда приходится его кормить из бутылки. Такие ягнята почти ручные. Вообще овцы очень привыкают к человеку, чабанов слушаются. Вроде бы бараны, а кажется, что они все понимают.

Впрочем, распространенный миф об овцах имеет под собой основание. Они животные стадные: куда одна овца, туда и все стадо. Могут даже в овраг прыгнуть. Если одна упадет, то за ней и все остальные.
Из сказок мы знаем, что главным врагом овечек являются волки. Как оказалось, опасность эта вовсе не иллюзорна.

– Особенно опасны они, когда учат волчат охотиться. Из-за волков мы два года подряд по 30 – 40 голов теряли, – вспоминает Пейзулла Ашаханов. – С тех пор, кроме сторожа, овец стерегут собаки.

Сейчас в овцеводческих хозяйствах «жаркая» пора: в декабре в Поволжье начинается массовый окот. А это значит, что в начале следующего года поголовье в регионе еще увеличится. В той же Поповке в последний месяц года уже родилось несколько ягнят.
Алёна Дамбаева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.