НЕЛЛИ ХАЧАТРЯН
В региональном штабе Общероссийского народного фронта прошел «круглый стол» по вопросам массовых поджогов.
Битва за парковки, месть или бытовое хулиганство местной шпаны – почему автомобили в Ульяновской области продолжают поджигать, а виновных не могут найти?
Без малого год назад, 28 марта 2014-го у Ольги Петерс заработал брелок сигнализации. Подойдя к окну, хозяйка машины увидела страшную картину: ее любимая «ласточка» средь бела дня горит, и не где-нибудь, а около здания Законодательного собрания. Начальник пресс-службы Палаты справедливости (на тот момент) своей машине помочь, увы, не смогла. Несмотря на то, что пожарные приехали довольно быстро, иномарка выгорела дотла. Как показала камера, установленная на Доме Советов, неизвестный злоумышленник вылил на капот из пластиковой бутылки горючую смесь, спокойно сел в белую «десятку» и скрылся. Спустя два месяца за неимением подозреваемых уголовное дело было приостановлено. Виновного так и не нашли. К счастью, машина была застрахована, и девушке вернули полную стоимость «Ниссана».
А вот главному редактору портала «Улпресса» Дмитрию Ежову повезло меньше. Его иномарка, которую подожгли в ночь с 3 на 4 октября 2014 напротив собственного дома, не была застрахована. «Ночью меня разбудила соседка, сказала, что горит машина. Сейчас у меня дома стоит огнетушитель, но тогда у меня его не было, поэтому набрал ведро воды и пошел тушить. Пожарные приехали быстро, полиция подъехала через два часа Утром было заведено уголовное дело и следующие два дня меня раза три по очереди допрашивали следственные бригады».
Машину свою Ежов продал, но остался в минусе на полмиллиона рублей и так не увидел тех, кто поджег его средство передвижения. По словам журналиста, он обвинять никого не хочет, но версии, кто бы мог это сделать, у него есть.
Как рассказал начальник управления надзорной деятельности Главного управления МЧС по Ульяновской области Сергей Золотое, за 2014 год зарегистрировано 203 пожара транспортных средств, из них умышленных поджогов – 101. Из них 87 пожаров произошло в результате неисправности транспортных средств, семь – по причинам, связанным с неосторожным обращением с огнем. В лидерах региона по горящим машинам – город Ульяновск. (Что впрочем, исходя из количества жителей и автотранспортных средств, неудивительно.) В день в областном центре может гореть сразу несколько машин. Яркими вспышками огня запомнилось 26 ноября, когда в разных районах города горели сразу четыре автомобиля.
Но, несмотря на цифры, которые указывают на «эпидемию», пока ситуацией не заинтересовались федералы, на поджоги в большей части закрывали глаза все органы. Только когда 6 октября 2014 года в Ульяновск прибыла руководитель Центра правовой поддержки журналистов Общероссийского народного фронта Наталья Костенко, объявившая, что ее визит связан с поджогом автомобиля главного редактора «Улпрессы», дело «машины Ежова» было взято на контроль Министерством внутренних дел России. Но машины от этого гореть в области не перестали…
По состоянию на 22 января текущего года в Ульяновской области уже зарегистрировано семь пожаров на автотранспорте (в 2014-м за то же время было 18). Но снижению статистики радоваться не стоит, потому что раскрываемость этих «горячих» преступлений практически нулевая. Полиция может гордиться только одним найденным подозреваемым, пост о котором набрал рекордное количество лайков и перепостов в соцсетях.
Полиция оправдывается тем, что штат участковых не справляется, ибо их мало, а работы много, большинство жителей ставить видеонаблюдение во дворах отказывается, а у городских властей на камеры у каждого дома денег нет, бизнесменам невыгодно строить многоярусные парковки, а криминальные структуры упускать лакомый кусок в виде платных парковок не собираются. Клубок взаимосвязанных противоречий выливается в виде горючей смеси на капоты и бензобаки автомобилей.
Из многочисленных ТОСов (товариществ собственников жилья) Ульяновска только четыре – «Репино», «Близнецы», «Адмирал» и «Дворик» – установили в своих дворах системы видеонаблюдения. Но и они не смогут помочь, если на придомовой территории нет освещения. Администрация города готова выдавать земли под строительство многоярусных парковок, но никто за них не берется.
Проблема, на чем и сошлись многие участники «круглого стола», кроется именно в системе парковок, точнее – в ее полном отсутствии. Административный штраф за нелегальную стоянку в смешные 500 – 1000 рублей едва ли способен исправить ситуацию. Даже заплатив энную сумму за охрану машины, с руководства стоянки в случае чего компенсации не дождешься.
Как сказал Дмитрий Ежов, если машины горят, значит это кому-то нужно. Вопрос – кому? Если поджог какой-то определенной машины можно связать с профессиональной деятельностью ее владельца, то зачем поджигают машины простых жителей, определить сложно.
По версии Ежова, корни нужно искать в экономической ситуации. Количество машин увеличивается в геометрической прогрессии, ставить их негде. Если и есть стоянки, то большинство жителей все равно паркует свои машины у подъезда. А шпана, между тем, не дремлет. Одни «крышуют» стоянки, другие платить не хотят. «Горстка шпаны в районах
– это с одной стороны порядок, потому что, так или иначе, контролирует ситуацию в районе, но она же есть и беспорядок, – считает Ежов. – Им кто-то платит, а если не кормить тех, кто кормит их, то горят машины».
Ситуация, типичная для 90-х, но на дворе уже 2015-й. Председатель Палаты справедливости и общественного контроля Ульяновской области Захар Мисанец, машину помощницы которого как раз и подожгли в марте прошлого года, выделил четыре причины загорания автомобилей: самовозгорание, хулиганство, поджог из мести и инсценировка в целях получения страховых выплат. Необходимо, по его мнению, создать рабочую группу, которая будет заниматься этой ситуацией со всех сторон.
Пока же по итогам «круглого стола» было принято решение провести проверки парковок, привлечь дружинников для патрулирования улиц совместно с полицией, предложить управляющим компаниям установить видеонаблюдение, обнародовать в СМИ полный анализ ситуации и увеличить сеть охраняемых стоянок. Если хоть что-нибудь из этого списка удастся отрегулировать, возможно, случаев возгорания машин станет меньше. Главное, чтобы все предложения не остались только на бумаге.
Пока же, как спел Владимир Высоцкий почти сорок лет назад, «пожары над страной все выше, жарче, веселей, их отблески плясали – два притопа, три прихлопа…».