Игорь УЛИТИН
Лекция Александра Морозова не оставила равнодушными его слушателей. Участники встречи активно задавали вопросы о судьбе ульяновского трамвая. Причем не всегда ответ держал сам лектор, но все-таки задававшие вопрос узнавали то, что хотели. «НГ» предлагает читателям несколько выдержек из этой беседы.
– На генплане Ульяновска есть подземные участки трамвайных путей. Насколько это реалистично?
– Подземные участки были идеей 1960-х, когда в Европе считали, что улицы нужно отдать автомобилям. Современная концепция говорит, что не надо тратить деньги на подземные участки. Локальные тоннели и эстакады можно построить только на очень оживленных перекрестках.
– В Ульяновске есть участки, где трамвайные пути, по сути, разделяют две автомобильные полосы. Что-то можно сделать, чтобы машины и трамваи не мешали друг другу?
– Можно перенять опыт Перми, где трамвайные полосы выделили делиниатором, фактически ничего не отняв у автомобилей. На улице Ленина в их городе одна полоса была почти полностью занята припаркованными машинами. Когда установили делиниаторы, то она освободилась. И если раньше трамваи вставали на трамвайных путях, то сейчас ситуация в корне изменилась.
– Почему трамвай 11-го маршрута стал очень плохо ходить?
– После того как он стал делить маршрут с трамваем № 2Ю, не стало хватать подвижного состава. В городе сейчас вообще не хватает подвижного состава.
После того как выпуск 11-го трамвая сократился, его нишу быстро заняли маршрутки. Хотя именно этот трамвай пустым никогда не был. Просто потому, что альтернативного пути с севера в центр города, на центральный рынок не было. Поэтому уменьшение вагонов 11-го трамвая можно назвать провалом.
– При исследовании будут затрагиваться аспекты проездных тарифов?
– В обязательном порядке. Тема годовых и месячных билетов, когда человек, купив один билет, потом не платит за пересадку, это важнейшая тема. Ведь в Московском метро никто не платит за пересадку. За пересадку вообще нельзя платить. Пассажир не виноват, что тот или иной маршрут не идет туда, куда ему нужно.
– Не планируется ли предложение изменить пересчет тарифов с числа перевезенных пассажиров на километраж?
– Оплата за километр была бы справедливой, и перевозчики должны так делать. Но в конечном итоге все равно все приводится к пересчету в пассажирах. Потому что сбор выручки – это часть финансирования транспортной системы. Сейчас в понимании управленцев заработок – это конкретный пассажир, который платит конкретную монету.
– Трамвай 17-го маршрута превратился в «мифический». Почему так произошло?
– Главная причина – это то, что он стал кольцевым. Когда он ходил просто от 19-го микрорайона до дамбы, по Минаева, он ходил хорошо. У него было по два вагона в обе стороны. Потом осталось по одному вагону. А сейчас это вообще один вагон в обе стороны. И чтобы было хотя бы по вагону в каждую сторону, снимают дополнительно с 15-го. Чтобы 17-й начал снова нормально ходить, его маршрут нужно из кольцевого сделать «хордой».