В своем последнем послании Федеральному собранию Российской Федерации Президент России Владимир Путин поднял проблему эффективности компаний с участием госкапитала. Насколько этот вопрос актуален для нашего региона? На эту тему корреспондент «Ульяновской правды» побеседовал с замминистра экономического развития – директором Департамента государственного имущества и земельных отношений Ульяновской области Сергеем Мишиным.

– Сергей Михайлович, расскажите, пожалуйста, насколько велик фронт работы?

– Достаточно велик. Всего в Ульяновской области функционируют более 40 акционерных обществ и областных предприятий. Разумеется, к ним относятся как крупные организации, так и более скромные. Так, например, в число наиболее крупных открытых акционерных обществ, в уставном капитале которых доля участия Ульяновской области превышает 50%, входят «Агрофирма «Старомайнская», «Тепличное», «Средняя Волга», «Аэропорт Ульяновск», гостиница «Октябрьская», Корпорация развития Ульяновской области и «УльяновскФармация».

– Принято считать, что госкомпании, за исключением, может быть, наиболее крупных федеральных, это малоэффективные, убыточные структуры, неспособные адаптироваться к современным условиям. Отражает ли подобное мнение ситуацию, сложившуюся у нас в регионе?

– Вопреки расхожим мнениям, государство – это эффективный собственник. Оценивать проделанную работу можно по-разному. Посмотрим, например, на цифры за девять месяцев 2014 года. Совокупная выручка по результатам деятельности акционерных обществ составила 2 млрд 186 млн рублей, что на 5,57% больше результата аналогичного периода прошлого года. При этом у половины акционерных обществ наблюдается рост выручки от реализации. А если говорить о чистых активах, о капитализации госкомпаний, то здесь у 53% действующих акционерных обществ тоже заметен прогресс: совокупная стоимость чистых активов составила 2 млрд 937 млн рублей, что на 10,4% выше аналогичного показателя по итогам девяти месяцев 2013 года.

Чистую прибыль получили 80% всех акционерных обществ. В совокупности она составила 142 млн 581 тыс. рублей, что на 34,7 процента выше аналогичного показателя за девять месяцев 2013 года.

– Какие качественные сдвиги в организации их работы позволили достичь подобных результатов?

– По инициативе губернатора Сергея Морозова наш регион одним из первых приступил к реализации на практике основных положений Кодекса корпоративного управления, описывающего новую систему работы компаний с участием госкапитала. Прежде всего хочется упомянуть о распоряжении регионального правительства, обязывающем госкомпании выстраивать свои стратегии развития на основании системы ключевых показателей эффективности обществ. Данные показатели представляют собой максимально прагматичные финансовые и производственные ориентиры. При этом за разработку данных отраслевых показателей отвечают исполнительные органы государственной власти Ульяновской области по координации и регулированию производственно-хозяйственной деятельности, так что разработать удобные для себя нормативы у руководства не получится.

– Кстати, зачастую большинство негативных откликов связано как раз с топ-менеджментом. Принято обвинять менеджеров в бездействии, безразличии к судьбе организации и получении огромных незаслуженных выплат. Что предпринимается для решения данной проблемы?

– В ежегодном Послании Президента РФ Федеральному собранию Владимир Путин четко обозначил необходимость мотивации высшего менеджмента компаний, где государству принадлежит более 50 процентов акций, на выполнение разработанных ключевых показателей эффективности. «Оплата труда руководства госкомпаний должна прямо соотноситься с достигнутыми результатами и экономическими реалиями», – подчеркнул президент. Таким образом, теперь топ-менеджмент поставлен в жесткие рамки. Если они хотят получать достойную зарплату, им придется прежде всего заботиться как раз об интересах своей компании и достижении высоких результатов финансово-хозяйственной деятельности. Так, например, в нашем регионе, если фактические значения показателей за отчетный период составят менее 85% от плановых, никаких надбавок они не получат. Если же они допустят рост просроченной кредиторской задолженности или задолженности по заработной плате, то в таком случае их также лишат премий.

– Существует ли у кого-либо возможность повлиять на решения руководства госкомпаний? Насколько они самостоятельны?

– Да, управленческие решения по-прежнему принимают советы директоров. Однако теперь в них вошли, а там, где еще нет – в обязательном порядке войдут, профессиональные директоры и независимые эксперты. При этом они ни в коем случае не должны быть государственными служащими. Отбор проводится специальной комиссией, руководствующейся в первую очередь при выборе наличием у кандидатов профессиональных компетенций по профилю работы предприятия. В качестве конкретных примеров, где уже используется подобная практика, можно упомянуть «Аэропорт Ульяновск», гостиницу «Октябрьская» и «Тепличное». В дальнейшем процент подобного представительства планируется постепенно увеличивать.

– Бытует мнение, что такие структуры – лишь обуза для бюджета. Насколько справедливо оно в отношении региональных госкомпаний?

– Тут необходимо несколько иначе подойти к вопросу. Именно госкомпании сейчас могут помочь в решении новых социально-экономических задач, обусловленных текущим положением вещей. Это касается вопросов обеспечения продовольственной безопасности, импортозамещения и других. Так, Владимир Путин поручил четко определить обязательный годовой объем закупок госкомпаний у малого и среднего бизнеса, что должно послужить еще одним источником развития для отечественного предпринимательства. В таких случаях вмешательство государства просто необходимо, поскольку эти и другие проблемы требуют самого пристального внимания. Кроме того, говорить о таких компаниях только как о дотационных организациях – неверно. Свои налоги они платят, и платят исправно. Более того, например, областные государственные унитарные предприятия обязаны перечислять в областной бюджет часть чистой прибыли. Это средства, остающиеся в их распоряжении после уплаты налогов и иных обязательных платежей, от использования областного имущества. В настоящий момент эта цифра составляет 5% от чистой прибыли.

– А в других регионах или на федеральном уровне действует подобная практика?

– Да, в ряде субъектов Российской Федерации размеры подобных отчислений составляют от 15 до 50%. Проанализировав опыт других регионов, мы приняли решение установить отметку на уровне 25%. При разработке законопроекта мы исходили из тенденции повышения эффективности работы госкомпаний и, соответственно, увеличения доходов регионального бюджета. Однако недавно документ был отозван по инициативе губернатора. С учетом изменившейся социально-экономической ситуации мы полностью солидарны с решением главы региона. Он абсолютно верно расставил приоритеты: принимая во внимание последние социально-экономические перемены, необходимо поддержать госпредприятия. В первую очередь для того, чтобы позаботиться о персонале. Средства, оставшиеся в распоряжении предприятий, позволят обеспечить сохранность действующих социальных льгот, рабочих мест, текущего уровня заработной платы. Кроме того, ни в коем случае нельзя прекратить и начавшийся процесс модернизации предприятий. Обеспечив им эти ресурсы сейчас, в будущем мы получим гораздо более значимый источник увеличения доходов регионального бюджета.

Семён Семёнов