Приговор за веру – 15 лет исправительно-трудовых лагерей.

Иногда в Ульяновской области можно встретить старинный храм в «полуживом» селе, про который практически ничего нельзя выяснить. Разве что краткая справка: когда был построен, иногда – кем, иногда известно, что церковь использовалась как зернохранилище или клуб, и… И все. Людей, которые хоть что-то знали, нет: кто умер, кто уехал…

Вот таким же, не предвещающим никакой интересной истории, был деревянный храм в селе Никитино Николаевского района. «Раскапывая» историю совсем другого места, автор этих строк столкнулся с упоминанием старца Иоанна из села Никитино. Далее я с удивлением узнал, что речь идет о молитвеннике и чудотворце Иоанне Кузнецком, чрезвычайно почитаемом в Пензенской области и совершенно забытом на родной Ульяновской земле.

Иоанн Кузнецкий (в миру Иван Павлович Афанасьев) родился в крестьянской семье в селе Никитино Симбирской губернии в 1880 году. Крестили его здесь же в храме архангела Михаила, который ныне с трудом удерживает последний купол.

В начале XX века Ивана Афанасьева призывают на службу в армию, где он оканчивает курсы младших офицеров. Во время отпусков Иван Павлович совершает многочисленные паломничества по святыням Русской земли. Его офицерская карьера продолжалась до 1917 года, когда после отречения Николая II Афанасьев в звании подполковника с женой Марией и двумя дочками Евдокией и Марией возвращается в родное село, где устраивается работать лесником.

Кто знает, как бы сложилась судьба, если бы в Никитино не пришел афонский старец, чудотворец и схимник Дорофей, решивший принять все невзгоды русского народа на русской земле. Именно этот человек стал духовным наставником Ивана Павловича на долгие годы. Дорофей воспитал в благодарном послушнике смирение и укрепил в Вере. Будучи старостой села и несмотря на гонения на церковь, Иван Павлович с Дорофеем проводили службы, организовали крестные ходы, освещали посевы. Этим они раздражали не только советскую власть, но и супругу Марию. Та даже попыталась убить Ивана.

Когда ситуация стала совсем тяжелой в 1925 году, Иван Павлович, Дорофей и еще один монах Иван Бесфамильный решили уйти из села и поселиться на Святых родниках в районе села Барановка (Николаевский район). Здесь когда-то была явлена икона Казанской Божией Матери и даже хотели построить монастырь.

Там схимники построили подземную церковь, откопали землянки-кельи и начали молиться за народ русский. Нашли в лесу большой валун и пытались повторить подвиг тысячедневного стояния Серафима Саровского – стояли на коленях и днем, и ночью, и в дождь, и в зной и молились. Но даже этот тихий подвиг раздражал советскую власть. На подвижников начались облавы. Долгое время монахам удавалось уходить от коммунистов через подземные ходы. Однако настал момент, когда Дорофей и Иван Бесфамильный решили уйти в пещеры Хвалынского района, где следы их теряются (скорее всего, их расстреляли).

Афанасьев остался один, но продолжал молитвенный подвиг. Однако и одинокого монаха не оставляли в покое. Во время очередной комсомольской облавы Иван Павлович был схвачен. Без всякого суда его подтащили к березе, завязали петлю на шеи отшельника и выбили пенек из-под ног. Повесив невинного человека, активисты ушли, но волею судеб за казнью из кустов наблюдал местный житель. Он и спас жизнь Ивану.

После этого случая отшельник вынужден был покинуть Святые родники. Уходя, он запечатал вход в подземный храм. Прятаться пришлось у местных сочувствующих жителей, поскольку семья от него отказалась. Но в 1928 году ЧК все-таки арестовал Афанасьева. Приговор за веру – 10 лет исправительно-трудовых лагерей.

После отбытого срока он вернулся в родное село, но вскоре был опять арестован по навету местного священника (местные жители считали его подставным агентом НКВД). Новый срок Иван Павлович отбывал в Кузнецком исправительном доме, где он работал на самых грязных работах.

Освободившись только в конце 1943 года, Афанасьев решил остаться в Кузнецке. Дни проводил в молитве, ежедневно ходил в местную Параскевинскую церковь. Когда ее закрыли, стал посещать Казанский кладбищенский храм.

В свободное время старец принимал посетителей. У Ивана Павловича открылся дар целительства и прозрения. Местные жители сотнями приходили со своими болячками и проблемами к отшельнику. По многочисленным воспоминаниям, для исцеления человека Иван Павлович читал молитву, после чего касался пальцем до лба. Даже тяжелые болезни чудесным образом излечивались.

Также остались воспоминания о том, что старец Иоанн делал предсказания о судьбах людей и родины, часто в иносказательной форме. Например, одна из жительниц Кузнецка обратилась к нему с просьбой благословить ее на паломничество в Сергиев Посад. Старец же отказался, сказав, что она получит его на месте от Кузнецкого архиерея. Так и получилось: на входе в лавру она столкнулась с владыкой Феодосием, который с радостью благословил землячку.

Не забывал старец и Святые родники около Барановки и при случае приезжал туда помолиться. Он считал воды родников исцеляющими от любых болезней и часто направлял на них паломников из Пензенской области.

Умер Иван Павлович 23 ноября 1966 года. Причем дату смерти он предсказал заранее. Похороны прошли при большом стечении народа на городском кладбище Кузнецка.

Теперь ежегодно в этот день в Кузнецкой епархии проходит день памяти Кузнецкого старца Иоанна Павловича Афанасьева с Божественной литургией и панихидой в Казанском храме и заупокойной литией на могиле.

Места, связанные с жизнью и деяниями святых, издревле считаются священными и почитаемыми. Сюда приезжают тысячи паломников, часто строятся часовни, восстанавливаются храмы. А вот Никитинский храм архангела Михаила, в котором был крещен Иоанн Кузнецкий и в котором он молился многие годы, стоит разрушенным и брошенным. Быть может, сохранился и дом великого подвижника (он находился напротив церкви).

А вот Святые родники около Барановки – место весьма почитаемое и благоустроенное. Это единственный святой источник, который можно найти по запаху ладана. Этим запахом пронизаны все окрестности, и создается впечатление, что монахи молятся здесь до сих пор. Впрочем, здесь до сих пор не найдена подземная церковь и кельи монахов.

Надеюсь, что настало время вспомнить об Иване Павловиче Афанасьеве и у нас в области и установить хотя бы памятные таблички на местах его духовного подвига…

Дмитрий Илюшин