Иван СОНИН
Если в Европе звуками волынки мало кого удивишь – там на улицах городов она звучала веками, – то в России ее слушают с особым интересом. «НГ»
пообщалась с Марией Лисицыной, единственной в нашем регионе представительницей прекрасного пола, исполняющей музыку на этом инструменте. Будучи преподавателем в художественной школе, в свободное время она играет в ансамбле средневековой музыки Ebrius hircum.
НЕ ЖЕНСКИЙ ИНСТРУМЕНТ
– Маша, каково это – быть единственной волынщицей в области?
– Даже не знаю, что сказать. Я человек скромный, так что каких-то особых привилегий по этому поводу не имею. Хотя, конечно, рада, что я девушка с волынкой. Многие говорят, что это не женский инструмент, якобы девушке не идет на нем играть. Потому что во время игры раздуваются щеки, краснеет лицо. Но я считаю, что это очень круто! Наверное, быть «одной из» все-таки почетно и здорово.
– Почему ты вообще решила купить волынку?
– Я всегда с завистью смотрела на волынщиков. Слушала, как она звучит у любимых групп. И думала, что это невероятно сложно. А потом мне довелось услышать волынку вживую. На ней играл наш второй волынщик Дмитрий. И меня как молнией шарахнуло! Я в этот инструмент просто влюбилась! Сейчас играю на галисийской гайте, но в скором времени жду, когда у меня появится дудельзак – волынка, созданная по средневековым чертежам немецким мастером Йенсом Гюнцелем. Мне довелось поиграть на такой волынке, и это… как для водителя прокатиться на очень дорогом авто.
ДУХОВЫЕ – ЧАСТЬ ЖИЗНИ
– До того как начать играть на волынке, ты играла на флейте. Эти два инструмента сильно отличаются?
– Отличаются несильно. Такие же дырочки, постановка пальцев. Единственное – немного меняется техника. После блок-флейты, на которой я играла долгое время, когда мне пришла из Испании волынка, я ее просто взяла и сыграла. Хотя первое время все же пришлось привыкать. Болела диафрагма, немного уставали пальцы, руки. Но сейчас уже привыкла. Разве что иногда устаю мундштук держать. Но это издержки производства. Для меня вообще духовые инструменты стали частью жизни. Хотя в музыкальной школе я два года училась по классу фортепиано.
Как давно играешь на твоей нынешней волынке?
– С прошлой зимы. Она пришла почти к моему дню рождения. Это реально был подарок судьбы. Перед этим я сказала маме: «Хочу волынку». На что она ответила: «Доча. покупай, иначе я перестану тебя уважать».
Вообще я считаю, что волынка – это некая ступень моего творческого роста. Но мой бывший муж совершенно не поддерживал меня в моих начинаниях. Хотя и говорила, что это не только творчество, но. может быть, и дополнительный заработок.
А на шотландской волынке пробовала?
Играла – интересно, необычно. Но вот именно она считается все-таки мужским инструментом. И когда на ней играют женщины, это считается плохим тоном.
кто БОГОТВОРИТ ВОЛЫНЩИКА
– Как относятся близкие к твоей игре на волынке?
– Есть картинка, на которой показаны три стадии отношения к волынке. Первая стадия – это толпа, кричащая: «Фу! Громко! Что за шум?». Вторая – это кучка людей с понимающими лицами. И третья – тот единственный человек, который боготворит волынщика. Среди моих знакомых есть те, кто терпеть не может эти звуки.
– Есть глупые вопросы, которые чаще всего задают волынщику?
– На вопрос «А можете «Мурку» сыграть?» отвечаю: «Может, еще и Лепса?». Спрашивают, что внутри у волынки. Но это скорее из любопытства, а не по глупости.
КСТАТИ
Международный фестиваль волынки проводится в Глазго, куда приезжают десятки оркестров из разных стран, которые дают концерты не только в национальном центре волынки, но также в многочисленных пабах, клубах и просто на улицах. Помимо концертов в программе фестиваля лекции и экскурсии, посвященные истории волынки, а также мастер-классы по игре на этом инструменте. Во время фестиваля проходит Всемирный конкурс волынщиков, на котором свое искусство демонстрируют не только музыкальные коллективы, но также танцоры и атлеты.