НЕЛЛИ ХАЧАТРЯН
Он хотел стать певцом, но стал поэтом. Наверно, именно поэтому его стихи так прекрасно ложатся на музыку: душа не перестает петь ни на минуту. Поэт Андрей Дементьев посетил Ульяновск и рассказал о себе, о литературе и о том, как изменилась роль поэта в обществе.
«Поэзия — это вся моя жизнь»
Для советских людей Андрей Дементьев больше чем поэт, поэт-гражданин, человек-легенда. На счету одного из самых популярных поэтов страны 50 изданных книг, некоторые из которых переиздавались по 15 — 17 раз и переведены на иностранные языки. Диапазон творчества огромен — от новелл до текстов широко известных песен, которые пела и поет вся страна: «Аленушка», «Лебединая верность», «Отчий дом», «Баллада о матери», «Яблоки на снегу». В тот день, когда Андрей Дементьев читал свои стихи со сцены Ульяновского педагогического университета, в Москве вышла его 101 книга «Я продолжаю влюбляться в тебя».
В свои 86 лет Андрей Дементьев по-прежнему «держит» зал, читая свою же лирику. Лауреат множества советских и российских премии, он гордится теми, что носят имена великих Бунина, Лермонтова. Имя последнего в его душе звучит особо — именно на стихах Михаила Юрьевича вырос Дементьев.
«В России стали меньше читать, зато научились бабки считать»
Цитата Андрея Дементьева как нельзя ярко отражает мнение автора о сегодняшнем состоянии литературы. Андрей Дмитриевич с ностальгией вспоминает времена, когда поэты собирали стадионы, а поэзия была популярна, и честно признается, что «любим удачей». Жизнь его сложилась так, что ему везло: на людей, на эпоху. Но не всем улыбнулась творческая фортуна, о многих хороших поэтах и писателях просто забыли. Например, о Николае Благове, уроженце Симбирска, с которым Дементьев был знаком лично.
Когда смотришь на тех, чьи имена открыл Дементьев, понимаешь, что сегодня сложно представить Россию без этих людей. 13 лет Андрей Дмитриевич возглавлял популярный журнал «Юность» с немыслимым даже в те времена тиражом в 3 миллиона 300 тысяч экземпляров. Благодаря Дементьеву страна узнала о творчестве Булата Окуджавы, Беллы Ахмадуллиной, Андрея Вознесенского, Бориса Васильева. Дементьев, будучи главным редактором, буквально боролся за каждого, чьи произведения были под запретом. Сейчас, как признается Дементьев, изменились времена и если бы он мог как прежде «пробивать» новые имена, то мало бы что изменилось, потому что ситуация в мире книг сложная, трудная, но хорошие писатели есть. Поэт назвал имена Сергея Шарпунова, Захара Прилепина, Ларисы Рубальской, а Дину Рубину и вовсе назвал почетной «классикой».
Он ушел из журнала « Юность» в 1993 году, поняв, что пришло другое время и молодые, которые должны сказать свое слово, уже наступают на пятки.
«Сейчас писателям легко живется, я могу писать все, что хочу, меня никто не поймает за руку, но состояние литературы напрямую зависит от состояния общества. Сейчас стали мало читать, в том числе и журналов, книги перестали покупать, а значит, те, кто их пишут, пишут в стол».
Дементьев с ностальгией вспоминает период оттепели, когда влияние литературы на общество было огромное, собирались стадионы, чтобы послушать Ахмадуллину, Евтушенко, Вознесенского. Но сейчас поэты не собирают даже залы.
«У людей нет потребности их услышать. Раньше едешь в метро — все читают, сейчас все в своих телефонах. Это опасно, потому что технический прогресс не должен мешать духовному развитию, образованию человека. В мое время авторов не издавали из-за цензуры, сейчас авторы не могут издаться по экономическим причинам. Особенно тяжело живется писателям на периферии. Нужно, чтобы издательства думали не только о деньгах, но и том, как продвигать литературу в массы. Я пытаюсь сделать все, чтобы помочь молодым. Я получаю множество писем и рукописей, в стране действительно немало талантливых людей. Написал несколько предисловий к книгам молодых авторов, которых пока мало кто знает. И государство наше должно делать все, чтобы создавать условия для развития литературы».
На вопрос могут ли творческие союзы могут помочь в становлении таланта, Дементьев ответил, что скептически относится к нынешним творческим союзам.
«Я в 26 стал членом Союза писателей. Тогда у него были огромные возможности. 10 процентов от цены продаваемых книг шли в Фонд, а это немаленькие деньги. На специальной комиссии рассматривали творчество молодых авторов, если молодой человек получал хорошую оценку, то государство за свой счет его издавало. У нас сейчас в стране пять союзов, но возможностей таких нет. Коммерческие издатели же рассуждают так: «Если есть имя, тебя издадут», а как без печати сделать имя?»
О Годе литературы
«Хорошо, что создали при президенте Комиссию по русскому языку. Я надеюсь, что Год литературы поможет утвердить русский язык шире, глубже, потому что, к сожалению, сейчас язык коверкается».
Андрей Дементьев выразил надежду, что Год литературы запомнится лучше, чем Год культуры, который прошел «нормально». Оценивая сделанное в стране в прошлом году, в его голосе чувствовались разочарование и досада.
«Я думаю, что не хватает личного участия высшего руководства и открыто заявляю об этом властям. Надо ходить в театры, на концерты, надо знать своих знаменитых авторов. Недавно отметили 200-летний юбилей Лермонтова в Большом театре, никого из руководства не было. Если мы будем там отмечать Год литературы, то мало что изменится. Как сказал мой хороший друг Владимир Зельдин: «Без культуры ничего не будет, ни нации, ни истории».
Поэт рассказал о том, как спикер Сергей Нарышкин пригласил его на празднование Всемирного дня поэзии в Госдуме. «Я слушал несколько часов стихи депутатов. Мне прислал книгу министр иностранных дел Сергей Лавров, я прочел ее — он пишет замечательные стихи. Многие из известных людей, политиков пишут стихи, для них это не профессия, и это хорошо, потому что они со своей стороны тоже могут что-то сделать для процветания литературы».
«Я ни о чем не жалею»
Андрей Дементьев много говорил о Твери, своем родном городе, где вырос и начинал творческую карьеру. Тверь связана с именами многих поэтов и писателей. Проект «12 литературных апостолов», который стартовал в Ульяновске в Год литературы, гостю показался интересным, а главное нужным.
«У нас в Твери, откуда я родом, с Ульяновском есть даже общий поэт Аполлон Коринфский. Родился он в Симбирске, а умер в Твери. Радует, что в Ульяновске чтят память известных писателей, поэтов — уроженцев своего края. У нас в стране долгое время стеснялись слова «патриотизм», а ведь это — любовь к своей стране, в то время как национализм — ненависть ко всем остальным. Почитайте великих классиков, у всех безграничная любовь к своей стране и другого просто не дано. У меня никогда не было мысли уехать со своей Родины, и я ни о чем не жалею».