Игорь УЛИТИН
На прошлой неделе в Ульяновске побывал Артур Чилингаров – человек, которого можно назвать полярником №1.
Есть мнение, что в начале XXI века великих исследователей и путешественников уже не осталось. Мол, все, что можно было открыть, уже открыли, а что исследовать – исследовали. Но это не так. И подтверждением тому служат такие люди, как Артур Чилингаров – легендарный полярный исследователь, побывавший на обоих полюсах мира. И не просто побывал, а, можно сказать, жил на них. Ко всему прочему один из четырех человек, имеющих звание и Героя Советского Союза, и Героя России. В прошлый четверг Артур Николаевич побывал в Ульяновске. Он подписал соглашение о сотрудничестве Русского географического общества с областным правительством, пообщался со студентами педуниверситета и вообще успел за день сделать много дел, в том числе и пообщаться с журналистами «Народной».
УЛЬЯНОВСКИЕ ПОЛЯРНИКИ
– Артур Николаевич, как вы можете оценить перспективы сотрудничества РГО и Ульяновской области?
– Руководители у вас активные, помощники у них тоже. Попечительский совет возглавляет губернатор, так что с сотрудничеством Ульяновской области и РГО все будет нормально. Я со своей стороны всегда могу обеспечить полярную составляющую, учитывая то, что знаменитый полярный исследователь, мой учитель Алексей Трешников – ваш земляк. И возможно, что после моих сегодняшних встреч у вас появятся новые Трешниковы. Ведь один раз земля не должна родить таких выдающихся людей.
К тому же я надеюсь, что в честь Трешникова в Ульяновске будет названа улица. Корабль в честь него уже назван – сейчас это флагман Антарктического флота. – А каким образом вы будете помогать воспитывать новых ульяновских полярников?
– Возможно, удастся кого-то из ваших земляков отправить с полярной экспедицией на «Академике Трешникове». Нужно смотреть, кого и когда будут отправлять в рейсы. Так что, если будут достойные люди и у них будет интерес, вполне можно взять в экспедицию. И если у местного отделения Русского географического общества будут свои программы, связанные с Арктикой, то мы будем активно помогать. Главное, чтобы это и правда была инициатива во благо, а не для своего пиара. Потому что таких проектов к нам приходит много, но мы их отклоняем.
– А как можно попасть в экспедицию?
– Честно говоря, я организацией экспедиций не занимаюсь, для этого есть профессионалы. К тому же нужно смотреть, кто этот человек, собирающийся в экспедицию? Если это, к примеру, журналист – то одно дело. Ведь участвовать в полярной экспедиции непросто, там за людей нужно отвечать.
ВПЕРЕД, В АРКТИКУ
– Вы не занимаетесь организацией полярного туризма?
– Нет, хотя такие поездки осуществляются. Я касался этого только после 13 лет нашего отсутствия в Арктике. Чтобы поддержать науку, мы привлекли туристов, от которых шли деньги. Сейчас тоже с финансированием непросто, но планируем, что нам удастся весной запустить работу станции, которая будет дрейфовать у Северного полюса.
– То есть сейчас отношение к арктическим исследованиям меняется?
– Да, сейчас руководство страны понимает, что Арктика нам нужна. На днях был подписан указ президента о создании государственной комиссии по развитию Арктики. Создать такую комиссию – это мое предложение. И хорошо, что на Арктику стали обращать внимание не только представители Русского географического общества. Но, кстати, и обычные люди стали больше стремиться в Арктику. Я расцениваю это как желание больше знать свою страну.
МЫ ВЕРНУЛИСЬ!
– Вопрос о личном опыте – какую самую низкую температуру вам приходилось выдерживать?
– Около -70 градусов. Только дышать приходилось через шарф, чтобы легкие не отморозить. Но самую низкую температуру на планете я на себе не испытал – это на станции «Восток» в Антарктиде, которая находится в высокогорье. Последние измерения показали – 90,6 градуса.
Кстати, в прошлом году в это время я ночевал в точке Южного полюса. Американцы не пустили нас на свою станцию переночевать, поэтому легли спать в палатках на льду. Прожили там двое суток. Со мной были министр природных ресурсов, замминистра образования, президент академии наук, помощник президента. Поездка состоялась по поручению руководства страны. Я собрал такую «бригаду» и отправился в Антарктиду.
Такая хорошая практика есть у американцев. Они на Рождество отправляют чиновников в те места, где их соотечественники находятся в самых ужасных условиях. А труднее условий, чем жизнь на станции «Восток», в мире нет – высота четыре километра, среднегодовая температура -55 градусов. Люди, живущие там, полностью оторваны от мира, раз в год к ним приходит трактор, который привозит топливо, припасы. Так вот было принято решение, чтобы большие чины во главе со мной слетали в Антарктиду и встретились с коллективом «Востока».
– Можно ли говорить, что Россия окончательно вернулась в Антарктиду?
– Можно, хотя полностью мы не уходили. Правда, три станции были закрыты. Но сейчас мы вернулись.