Иван Сонин
«НГ» продолжает серию публикаций о людях, которые получили адресную помощь из регионального бюджета.
Маленький автомобилист
Восьмилетний Даниель почти ничем не отличается от большинства своих сверстников. Он ходит во второй класс школы, учится играть на синтезаторе и просто обожает автомобили. Перелистывая журнал с машинами, он безошибочно узнает не только каждую марку, но и модель.
– Вот «Шевроле», вот «Хонда», а вот «Рено-Дастер», – улыбаясь, мальчишка тычет пальцем в глянцевые страницы.
И пока Даниель сидит на кровати или на стульчике перед синтезатором, разучивая очередную мелодию, вы скажете, что он именно почти такой же мальчишка, как его сверстники. Этим почти является то, что Даниель с раннего детства страдает ДЦП. Мальчик ходит, но только на костылях.
Правда, до начала прошлого года и ходить у Даниеля получалось хуже. Но в феврале и марте 2014-го мальчик прошел два курса лечения – сначала в Санкт-Петербурге, а потом в Чебоксарах. В соседнем регионе Даниель проходил курс лечения на локомате – специальном аппарате, который помогает людям, больным ДЦП, восстанавливать функции движения.
– После локомата Даниель стал лучше поднимать ноги, активнее ходить, – рассказывает отец мальчика Олег.
Правда, и стоимость этого лечения оказалась немалой – в общей сложности за два курса лечения семья мальчика отдала 76 400 рублей. Для родителей, воспитывающих двоих детей, эти затраты явно были немалыми. Поэтому в итоге родители Даниеля обратились в соцзащиту с просьбой об адресной помощи, которая им и была выделена на лечение старшего сына.
Помощь помощнице
Адресную помощь получают не только дети. Как пример тому – история Антонины Сергеевны из Ульяновска, пенсионерки, которой также были выделены средства.
Женщина сама всю жизнь помогала людям – она работала медсестрой в больнице, это притом что она с детства инвалид третьей группы.
Но весной прошлого года ей самой пришлось обращаться за помощью к врачам. Началось все с банального похода за молоком. Возвращаясь домой, Антонина Сергеевна поскользнулась, упала, а встать уже не смогла. Как оказалось, она сломала бедренный сустав.
Потом были два месяца, проведенные в постели, в ожидании операции по установке протеза сустава. По словам дочери Натальи, у ее матери уже стали появляться пролежни. Однако ничего не поделаешь, пришлось ждать. Дело усложнялось еще и тем, что из-за маленького роста стандартный протез женщине установить не могли. А тот, что был нужен, стоил опять-таки немалую сумму – порядка 36 000 рублей.
В итоге к осени прошлого года операция была сделана и сустав заменен. Правда, после нее тоже пришлось какое-то время полежать. Но сегодня Антонина Сергеевна может ходить, опираясь на палочку. И не только по дому, но и на улице.
– Встречаю знакомых, они радуются, что я снова выходить начала, – рассказывает женщина.
Родственники Антонины Никуловой также обратились в соцзащиту с просьбой об адресной помощи. Из бюджета им было выделено 20 000 рублей, что покрывало большую часть потраченных на протез средств.